Главное сегодня

13/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
10.08.10 13:40
| Просмотров: 534 |

Дмитрий Аграновский: Хотел бы поучаствовать в новом Нюрнбергском процессе над Горбачевым и Ельциным

Павел Смоляк

Адвокат Дмитрий Аграновский привык не врать и бороться за справедливость. Среди его доверителей осужденный на пожизненное заключение Юрий Шутов и выпущенные на свободу активисты запрещенной НБП.

Дмитрий, вы были и, наверное, остаетесь одним из адвокатов бывшего петербургского депутата Юрия Шутова. Что сейчас с Шутовым, как он отбывает пожизненный срок? Можете что-нибудь рассказать?

Разумеется, остаюсь. Юрий Шутов находится сейчас в колонии «Белый Лебедь» в Соликамске. Его дело находится в стадии надзорного обжалования и обжалования в Европейском Суде. Лично я не верю в его виновность. Его разоблачительные книги и обвинения в убийствах никак не совмещаются.

Согласитесь, просто так пожизненное не дают, тем более Юрию Шутову.

Я в этом деле участвую не с начала, а намного позже приговора - со стадии надзора и Европейского Суда. Если анализировать работу адвокатов на первой инстанции, думаю, что они сделали все, что могли. И вообще, я тут никакой проблемы не вижу – адвокаты сделали, что могли, профессионально и ответственно, а срок назначил суд. Чем суд руководствовался конкретно в случае с Шутовым – другой вопрос.

Вы думали о тех людях, которых никогда бы не взялись защищать? Или готовы примерить прокурорский мундир, если вам дадут возможность поучаствовать на процессе в качестве обвинителя. Кто должен быть на скамье подсудимых в таком случае?

Настоящий адвокат должен защищать любого гражданина, кто бы к нему не обратился, а не делить людей на «хороших» и «плохих». Как врач или священник. В юности я мечтал работать в КГБ, а прокурором себя никогда не видел. Но уж если бы так случилось, я бы хотел поучаствовать в новом Нюрнбергском процессе в качестве гособвинителя над Горбачевым, Ельциным и всеми, кто, по моему мнению, разрушил СССР.

У вас ярко выраженная политическая деятельность, вы пламенный публицист. Зачем вам это? У вас адвокатских дел мало? На телевидении вы еще.

Люблю писать статьи, знаете ли. Особенно про фильмы, которые люблю смотреть. Увы, делаю это не так часто, как хотелось бы. Политикой я занимаюсь, сколько себя помню, а адвокатской деятельностью только с 1997 года. Вообще, это родственные профессии, поэтому в демократических обществах так много политиков, вышедших из адвокатской среды. Уверен, мы тоже до этого доживем.

Вас на улице узнают? Вы как к славе относитесь?

Узнают. Славы не чувствую, а вот дополнительную ответственность ощущаю – каждый шаг на виду.

Вы были защитником активистов ныне запрещенной НБП. Все дела, как я понимаю, вы проиграли, но тут все зависело не от вас, надо отметить.

Я и сейчас защищаю политических активистов, причем разных политических взглядов. Как к любым неравнодушным, социально активным гражданам, отношусь к ним с большим уважением. Думаю, у меня самая удачная практика в России по так называемым «политическим» делам. Попробуйте назвать хоть одно конкретное «проигранное» мной дело.

Ну, ладно. Вы сами в НБП не думали вступить?

Я состою в Коммунистической Партии. Убеждений и Родину не меняю.

Я о «Живом Журнале», где вы дискутируете, грубите порой, жарко отстаиваете свою точку зрения и складывается, что вы никакой не адвокат, а банальный… тут слово приличное сложно подобрать, но вы поняли. Ваш образ в интернете и вы реальные – две большие разницы. И, если некоторые хотят себя в сети как-то возвысить, то вы, на мой взгляд, поступаете наоборот. Серьезный человек вообще должен заниматься этими «ЖЖ», «Твиттерами»? Вам не кажется, что наш президент, как только увлекся сетевыми гаджетами, превратился в пародию на президента? А ведь это наш, между прочим, президент. О нем по России судят.

Интернет – замечательное средство коммуникации, и то, что президент позиционирует себя как человек близкий к народу, а не заоблачный тиран, мне нравится. Образ мой в интернете цельный и правильный, поэтому цельным и правильным людям нравится.

Вам за всю вашу адвокатскую деятельность было стыдно за какие-нибудь дела?

Было стыдно за государство и не один раз. Наиболее ярко это проявлялось на процессе 39 нацболов в 2005 году, когда огромные спецназовцы приводили в суд девять девушек на одной длинной цепи, а журналисты со всего мира это жадно фотографировали и снимали.

Политик и адвокат – это одно и тоже? Порой приходится отстаивать позицию, которая вам не близка, но так требует работа. У политика повышается рейтинг, адвокат может спасти от тюрьмы доверителя? Почему вам интересно все, где главное обман?

Мне вообще все интересно. Я всегда защищаю человека от души. Это распространяется на всех моих подзащитных. Подчеркиваю – на всех. Что касается меня, то главная цель моей жизни – борьба за справедливость, свободу и прогресс. Поэтому я занимаюсь политикой и правозащитой.

Человек может не врать?

Конечно, может. Я сам не раз так поступал.

Что ждет Россию?

То же, что и все другие страны – Общество разума, справедливости и гармонии. Хотя благодаря усилиям наших властей, начиная с «катастройки», похоже, мы придем туда последними.