Главное сегодня

20/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
01.07.10 20:00
| Просмотров: 377 |

Сергей Шаргунов: Быть личностью – уже героизм

Павел Смоляк

30-летний писатель Сергей Шаргунов не раз попадал в центр внимания прессы. Энергетика, с которой он затевает новые проекты, ошеломляет. Лауреат премии «Дебют» и премии правительства Москвы пробовал себя не только в литературе, но и политике. Что нового готовит Шаргунов на этот раз, писатель рассказал в интервью «Шуму».

 

Год, наверное, ты в поиске героя. Прошли круглые столы, написаны десятки статей. И что в итоге? Сергей, ты нашел героя? Кто он? Главное – зачем тебе понадобился этот поиск?

В итоге выйдет сборник с репликами и прозой. Герои разнообразны – громкие и неприметные. Понятно, что героическому есть место в жизни, и мало места на телевидении, в кино, в текстах. Найти и показать героя – здоровая социальная задача. Герои - это и жертвенная старушка из моего рассказа «Баба Настя», которая приютила и спасла брошенную девочку, и отважный московский пожарный Евгений Чернышев, который в свой выходной пошел в огонь и погиб (очерк скоро выйдет). Вообще же, быть личностью – уже героизм. Героика в преодолении обстоятельств, в проявлении «феномена воли». Есть героизм отрицательный, подчас обольстительный. Случаются подвиги, замешанные на дьявольской гордыне, но все равно восхищающие. Некоторые находят себя в самоотречении – моя знакомая, красивая успешная девушка, уехала из Москвы учительствовать на Валаам.

Если посудить просто, то каждый человек в своем роде герой. Согласен? Когда в стране разруха, человек выживает на мизерные зарплаты и пенсии, даже, скажем, родить ребенка – подвиг, я не говорю о двух-трех детях в семье. Я все это к тому: может, зря ты ищешь героя?

Не, не зря. Один спивается, сдается, отдается на милость волн, хотя слабым людям я особенно сочувствую. А другой карабкается, прорывается, да вдобавок помогает близким. Феномен воли присутствует всюду и в любой ситуации.

А ты сам – герой?

Ага. Байронического толка. Ответ не без самоиронии.

В последние годы отметил для себя, что как только где-нибудь на территории бывшего СССР конфликт – политический или военный – ты устремляешься в неспокойный регион. Ты был в Осетии в августе 2008-го, в Чечне дважды, ты недавно был в Киргизии, где произошла очередная революция. Зачем тебе это? От нехватки в России мест, где можно выбросит адреналин? Или писательский азарт? Или ты по складу такой человек, что не можешь просто наблюдать со стороны, когда творится история.

Пушкин уже ответил. «Все, все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимы наслажденья – бессмертья, может быть, залог!». Важно, как ведет себя человек (я в том числе) во время большой драмы. Плюс хочется понять логику грозных событий, самому узнать фактуру, пощупать бешеный пульс у мадам истории, обычно нитевидный. А главное – затем все пережитое переплавляется в литературу.

В 2007 году тебя отстранили от большой политики. Прошло уже три года, но ты в литературе, журналистике. Ты на радио, телевидении, но везде ты писатель. Политика Шаргунова как бы и не было. Планируешь ли ты вернуться в серьезную политику? Поступали ли предложения от каких-нибудь политических тяжеловесов?

Поступали. На днях поступило очередное. Но пока, по-моему, не сезон.

Ты особо следишь за литературным процессом в России. Ты – критик, писатель, публицист. Совсем недавно премию «Национальный бестселлер» получил художник. Как ты думаешь, писатели в России остались или эстафету подхватили дилетанты в хорошем смысле слова – художники, продавцы, телеведущие?

Если получивший Нацбест Эдуард Кочергин, написавший о несчастном бесприютном детстве, - дилетант, то и Шаламов – дилетант. Читатель всегда ценит ясные жизненные истории, заставляющие переживать. Не знаю, кто из изначально телеведущих воспринимается как серьезный писатель. Другое дело, часто темперамент позволяет писателю заниматься журналистикой, «общественной деятельностью», или вдобавок сниматься в кино, как это эффектно делал Маяковский.

Не хочется тривиально спрашивать о творческих планах, однако новых книг от Сергея Шаргунова давно нет. Последний роман «Птичий грипп» продавался достаточно успешно, поэтому сразу отметаю домыслы о некой нелюбви твоих произведений у читателей. Так в чем проблема?

Новая книга написана. Надеюсь, скоро выйдет. Берусь за следующую.

В этом году тебе исполнилось тридцать лет. Очень пограничный возраст. С одной стороны уже не молодой человек, с другой – тебя сложно назвать дядей. Видишь ли ты будущее у современной молодежи? Или новое поколение, допустим, сегодняшние двадцатилетний слишком пассивные и ленивые, эдакие увальни, которые, увы, ни на что не способны.

Нынешние юные – инфантильны. В массе своей они корпоративны. Они циничны, но нет индивидуальной нацеленность на успех, а есть инертность и конформизм. И оборотная сторона – изуверство, когда из сонной среды выламываются лунатики, которые, не тратя времени даром, делают бомбы. Тем не менее (при отдельных эксцессах) нарастающий инфантилизм – признак все большего погружения в «цивилизацию».

Не могу не задать вопрос, который задаю всем: что ждет Россию?

Сложно сказать. Возможно, я заблуждаюсь, но кажется мне, что ждет Россию, несмотря на зигзаги и загогулины, дальнейшая интеграция в эту самую «цивилизацию» - рынок, частные интересы, потепление общественного климата. Главное по дороге не забыть многое. Национальное своеобразие. Государственное достоинство страны (она, между прочим, может ненасильственно расширяться). Ну и беспомощных и беззащитных.