Главное сегодня

20/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
02.06.10 11:20
| Просмотров: 278 |

Илья Стогов: Многие петербуржцы нашли бы общие темы с эфиопами

Павел Смоляк
Ольга Захарова

Илья Стогов без всякой скромности, но, разумеется, не хвастаясь, рассказывает о времени, когда о нем говорили все. Каждый журнал был упичкан его интервью, советами, размышлениями. Популярный писатель, журналист-острослов, ведущий на телевидении и радио. Идут годы, а Стогов по-прежнему актуален. Илья с удовольствием демонстрирует томики, валяющиеся у него в сумке. Сразу четыре книги, но я начинаю с Купчино.

Илья, я узнал, что вы покинули Купчино и переехали в цент города. Новость меня сразила наповал. Я, признаюсь, не сильно люблю этот островок Петербурга, но вы как-то скрашивали местность, меньше было черно-белого. Говоришь «Купчино» и вспоминаешь Стогова. Что случилось, почему вы покинули «центр Вселенной»?

В каком-то романе была описана борьба негров за свои права. В Нью-Йорке восстали негры, отстреливались там. А когда пришел полицейский, он обнаружил, что это были просто белые, которые покрасили свое лицо гуталином. Я вот такой же защитник Купчино. До тридцати лет я жил в том доме, в который сейчас переехал. Я не настоящий купченский паренек. Я родился на набережной Невы. Дело в том, что в 2004 году я работал на Пятом канале. Поскольку там был дефицит сюжетов, а я, кстати, вообще их не снимал, был ведущим, то я сказал: «Давайте я сниму, что вы паритесь». И сделал сюжет. Обычно его три дня снимают, а я за 40 минут справился. Мы сделали пару кадров Купчино и смонтировали их с кадрами из «Звездных войн», типа Купчино - это район будущего. Ну и все, труба. Следующие лет пять у меня телефон не замолкал вообще, считали, что я главный специалист по Купчино. Не то что я его не люблю, просто это шутка. Она была смешная несколько лет назад, а теперь вообще не смешно, поэтому я и переехал.

Я не знал, что это шутка. Все всерьез воспринимал.

Я не готов всю жизнь быть адептом того, чего не являюсь. Раньше мне казалось, что в этом есть какой-то тренд, так и должен жить питерский джентльмен: зеленый райончик, хорошая экология. Вот тебе Купчино. Но как-то раз у меня не оказалось книжки, которую я обычно читаю в дороге. Я сел в маршрутку, стал смотреть в окно, и чем ближе мы приближались к Купчино, тем хуже мне становилось. Подъезжаем, а там какие-то неприятные упырьки голые по пояс в тренировочных штанах, потом какие-то узбекские женщины в хиджабах, у меня было такое ощущение, будто я погружаюсь в ад. Все хуже и хуже. Я доехал до дома и подумал: «Мама дорогая, где я живу?».

У вас сплошные изменения в жизни. И личные, и профессиональные. Покинули Купчино и переехали в нормальный район. На Пятом канале вы снова ведете передачу. Шоу на радио, книжки у вас выходят новые, старые переиздаются. Вы резко стали востребованным.

Было время, когда от меня вообще было не продохнуть. Приходил с женой в гипермаркет, там был здоровым стеллаж с журналами. Я говорю: «Давай поспорим, что открою любой журнал, и в нем будет моя фотка». Жена взяла какой-то левый журнал об автомобильном тюнинге, и там бала моя фотография. Это было давно, сейчас, наоборот, ощущение какого-то дежавю. У меня была хорошая программа на телевидении, сейчас говно, а не передача. Не я ее делаю. Постоянно хочу уволиться, но у меня нет денег. Я бедный. Мне приходится работать за бабки.

Почему сразу «говно»? Вы же сами вопросы пишите или как? Какая у вас свобода в эфире?

Не я приглашаю людей в передачу. Приходит какой-то человек, я бы ему по морде дал, а не вопросы задавал. Например, кто-то говорит, что люди произошли от дельфинов или что человек может жить при минус шестидесяти и голым ходить. Неинтересно. Не интересно мне при какой температуре человек может ходить голым. Это не тема для разговора, но я вынужден разговаривать.

Когда вас позвали вести программу «Ночь», вы сразу согласились? Ведь до вас передачу вел писатель Вячеслав Курицын. Не скажу, что я был в восторге, но вел передачу он на уровне. Вы же знали, что вас будут постоянно сравнивать именно с ним, мало вдаваясь в смысл, кто там у вас в гостях?

Курицын в свое время стал заменой мне...

В литературе, которую не стыдно показать по ТВ, остались только вы и Вячеслав. Так получается?

Есть у меня такой знакомый, охрененно знатный европейский аристократ. Он жил в Питере, а потом пропал. Я его спрашиваю: «Марк ты где?» Он говорит - в Москве. А почему? Отвечает, что когда сюда приехал в начале девяностых, Питер был охрененный город, он был на уровне Лондона. Потом он стал не очень охрененный, а по сравнению с Москвой вообще провинциальный. У нас катастрофически мало людей. Слава Курицын может отвечать за всю питерскую литературу, но горе тогда литературе.

Кстати, вы об этом написали в книге «2010 A.D.», если не ошибаюсь. Герой приезжает в Петербург после длительного путешествия, видит, что ничего не изменилось, все хуже и хуже, и едет в столицу.

«2010» - это плохая книжка.

Да откровенная халтура, по правде сказать, сразу видно, что писали ради денег.

Знаете, я не работаю за деньги и этим горжусь. Это не то, что я хотел написать. Я не работаю за деньги, но и без денег я не работаю. Просто деньги - не основная мотивация для меня. Книжка слабая, но, я думаю, если бы это была книжка Садулаева, это была лучшая книжка Садулаева. Просто для меня плохая книжка.

Не любите Германа Садулаева?

Я очень хорошо к нему отношусь, но просто каждая моя следующая книжка, она была лучше чем предыдущая, а с этой нет. Все приемы были десять раз использованы мною в других книжках. Эти мысли высказывал в другом месте.

Задумка книги мне, скажем, ясна. Как я понимаю, вы хотели показать некую проекцию времени, написать летопись нашей действительности. Майор Евсюков и так далее.

Не было найдено нормального хода. Хочется написать книжку, что хорошо поступать хорошо. А плохо поступать плохо. Дорогой читатель, не поступай плохо, а поступай хорошо. Нужно найти какой-то ход, а с этой книжкой не получилось. Много чего не получилось.

Хорошо, а как у вас с завистью к коллегам. Все-таки тиражи ваши упали. Книжки новые выходят, но по шесть-десять тысяч экземпляров. Для Стогова слишком мало. Вы не разделяете мнение, что у кого, например, 50 000 экземпляров тираж – плохой автор, обычный проект? Вот у меня тысяча, зато какая!

У меня нет зависти. Я андеграундный автор, но среди андеграунда у меня довольно большой тираж. Среди коммерческой литературы у меня высокий социальный статус, я не Дарья Донцова. Я ей могу сказать: «Ты покажи хоть строчку, которая была бы написана, как у меня, а потом разговаривай со мной». Мне завидовать некому.

Хотел узнать про новые книжки, что у вас выходят…

Лимонова читали последнего?

Он же почти ничего не пишет.

А что пишет, полная хуйня. Он же хороший, но есть рыночное представление. Если ты взялся за литературу, будешь до старости писать книжки. Если есть что сказать, скажи, нет, промолчи. Ну, конечно, я с детства был уверен, что стану писателем. Потом я выпустил две книжки где-то в девяностых. Один детектив был, вторая книжка называлась «Камикадзе». Никто их не прочитал, никто не обратил внимания. А потом я работал в издательстве «Амфора». Там был писатель Павел Крусанов. Я с ним так бухал, как ни с кем никогда в жизни. Двухтысячный что ли год встречали, все говорят, давайте вспомним уходящий год, а я понимаю, что я ничего вспомнить не могу. Года не было. Вспоминал почтовый ящик, который висел у издательства «Амфора». Рядом вход в магазин. Паша уже купил бутылку, поставил на почтовый ящик и ждет меня. Мы у этого ящика и провели полтора года. Но зато я увидел весь свет петербургской литературы и ужаснулся, потому что больших уебанов никогда в жизни не видел.

Вот вы заговорили о девяностых годах в вашей жизни. Вам не кажется, что сейчас возвращается мода на девяностые. Вспоминают, говорят, как хорошо там было.

Не знаю. Радикально изменилась система. Это как вспоминать себя в утробе матери, мы слишком отличаемся. Ведем другую жизнь. Моды еще не вижу.

У вас есть авторитеты? К кому вы прислушиваетесь?

Я же религиозный парень, но не в смысле идиот - типа поп сказал, я лоб себе расшибу. Но на пути безграничного эго, должны стоять ограничения, чтобы ты мог посмотреть на себя в зеркало, типа, чувак, ты плохо сегодня поступил. И таких людей в моей жизни много.

Вы религиозный парень, но не православный парень. Какое у вас отношение к Русской православной церкви.

Я не очень верю в такие обобщающие названия. Например, когда мы говорим русские, мы говорим такое обобщающее название. Русские - это сто сорок миллионов не знакомых между собой человек. Православная церковь - это миллион или пятьдесят тысяч таких же незнакомых между собой людей. Среди них есть сумасшедшая бабка из Пензы, которая готова закопаться в землю, есть патриарх, глава бюрократической структуры, есть голубоглазые девчонки из Новгорода. Скоро все девушки будут ходить в косынках и кедах Converse.

Ваши дети верующие?

В церковь мы ходим. В воскресенье. Младший сын к первому причастию подходит, это большой праздник в католических семьях.

Не возникала мысль, что нужно оградить детей от религии? Пускай вырастут и сами выберут религию. Может, они не хотят быть католиками.

Конечно, дети вообще много чего не хотят. Они не хотят чистить зубы, не хотят вытирать попу, когда ходят в туалет. Они много чего не хотят. Они еще не люди, они полуфабрикаты людей. Все становятся людьми с годами. Дети хотят совать пальцы в розетку, гулять по балкону четырнадцатого этажа, есть только в «Макдоналдсе». А мы родители говорим: «В твоих интересах выслушать меня. Потом сможешь, если очень хочется, есть в Макдоналдсе», но сейчас ты должен понять, что есть более здоровая пища».

И книжки тоже правильные нужно читать?

К сожалению, я не знаю, что такое правильные книжки. Я вот не говорю, что я самый известный писатель, но мне стабильно два раза в день звонят журналисты. Причем с таким вопросом: как приучить подрастающее поколение к чтению... «Гламораму» надо читать подрастающему поколению? Там чего только нет. Или вот есть еще какая-то книжка про скинхедов, я не помню название, но известная американская, такой Оруэлл современный, про победу национальной революции в мире. Евреи захватили мир, и только маленькая команда скинхедов возглавила сопротивление и победила. Африку стерли с лица земли, а Китай забросали ядерными бомбами. Вы считаете, что все книги нужно читать?

Считаю, что книги нужно читать. Вот как быть с «Майн кампф» Гитлера, к примеру? Я бы прочел.

Я как-то шел по улице в городе Черновцы, смотрю бабушка продает книжки, подхожу. Хохлы, кстати, книжки почти не читают, издательство - самый убыточный бизнес на Украине. Я не видел, чтобы хоть один человек там что-то читал. И вот на столе у бабки лежит всякая компьютерная литература и – бац! – «Майн кампф». Купил за тридцать гривен. Сидел в поезде в прекрасном городе Черновцы, - а он еврейским был, во Второй мировой пострадал сильно, - и читал «Майн кампф».

Книгу, между прочим, запретили на территории России.

Не надо ничего запрещать. Мне книги попадались всегда вовремя. Они, правда, иногда приводили к таким парадоксальным результатам. В 14 или 15 лет я у своего папы нашел книжку Ницше, дореволюционное издание. И стал читать. Я не помню, что именно вычитал, но я понял из книги, что не обязательно быть хорошим. Я после этого перестал хорошо учиться в школе, в течение недели потерял невинность. Не потому что девочка попалась, а потому что Ницше. Поэтому я понимаю, что значит сила слова. Слово может так твой мозг взорвать, что все вокруг забрызгает. А может не взорвать. Через 8 или 20 лет после Ницше я прочитал Честертона и покрестился. Я об Иисусе не из Евангелия узнал, а из Честертона. Все книжки, которые я читал, сделали меня таким, какой я есть. Но я вряд ли кому посоветую - читай дружище «Майн кампф». Нет. У каждого своя дорога. Я, как и многие мои коллеги, - сумма прочитанных мною книжек.

Мой традиционный вопрос: что ждет Россию?

России нет, есть сто сорок миллионов не знакомых между собой людей. Кто-то в данный момент понял самые важные моменты в жизни, кто-то упал и разбил лицо в кровь. А большинство поели пельмени и легли спать. Россия - это обобщение, за которым ничего нет. Медведев - кто это? Я включаю телик, показывают русского бизнесмена Абрамовича, мне смешно, он давно уже британский бизнесмен, не русский. Богатые становятся еще богаче, и их мир не поделен на Россию, Германию, Японию. Есть мир бедных - он интернационален. Я думаю многие петербуржцы нашли бы общие темы с эфиопами. У них схожие проблемы. Они живут в мире бедных. Есть мир умных - нам с вами есть о чем поговорить. Вот если бы сюда пришел бразилец и кореец, они бы с удовольствием включились бы в обсуждение прозы чеченца Садулаева. Есть мир спортивных болельщиков .Вот я работаю на «Радио Зенит», и это какое-то зазеркалье. Ответ на вопрос «Кто ты такой?» не подразумевает национальности. Ты кто? Русский. Это не ответ. Ты кто? Я бизнесмен Абрамович. А я болельщик «Ливерпуля». И неважно, кто я по национальности. Россию, наверное, что-то ждет, но я живу не в России. Но это не значит, что я не люблю свою страну, уровень обобщения меня не интересует, вот так.