Главное сегодня

20/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
28.04.12 08:00
| Просмотров: 815 |

Ольга Курносова: В Питере, слава Богу, почти нет зигующих националистов

Павел Смоляк, «Шум»

Послужной список Ольги Курносовой огромный. Ее биография – история политического Санкт-Петербурга. Она начинала политический с трибуны Ленинградского совета народных депутатов, затем участвовал в деятельности различных общественных и политических движений. Курносова не из тех, кто не в состоянии меняться, она не уперта, а политических врагов у нее больше, чем друзей. Доходит до того, что иногда кажется, скамейка «запасных» корешей Ольги исчерпана, но появляются новые друзья, и дружба такая, что не разлей вода. Вот и теперь Курносову невозможно представить без националиста Николая Бондарика. «Оля и Коля» - прозвали их дуэт в Петербурге. Встретив Ольгу в Законодательном Собрании, я решил начать с главного.

- Ольга, борьба с режимом идет своим чередом, но в оппозиции, внутри, в тусовке, все обсуждают твои отношения с националистом (многие говорят – фашистом) Николаем Бондариком. Так что у вас с ним?

- Мы друзья.

- И не более?

- Естественно.

- А как вы познакомились?

- Николай мне позвонил перед акцией 24 декабря прошлого года, которая должна была пройти на площади Сахарова. Мы встретились, познакомились.

- В одном городском журнале печатают рейтинг упоминаемости в прессе, так про тебя пишут «митинговал с Бондариком», про Бондарика – «митинговал с Курносовой». Кто кому помогает?

- Знаешь, я не занимаюсь анализом пиара, поэтому вопрос точно не ко мне.

- Хорошо, тогда другой вопрос. Лидер петербургских «яблочников» Максим Резник сказал однажды, что не общается с тобой по «гигиеническим соображениям». Не скажу, что ты дружная с другими демократами. Зачем демократ Ольга Курносова проводит альтернативные митинги с националистами, вместо того, чтобы объединяться с другими демократами?

- Что значит Курносова? Курносова общается со всеми. На самом деле я все время говорю о том, что основной вопрос не в личности, основной вопрос в целеполагании. Я с удовольствием провожу совместные акции со всеми, чьи цели совпадают с моими. Моя основная цель – демонтаж вертикали власти, изменение сложившейся ситуации путем эволюционного развития. Я готова и буду объединять свои усилия со всеми, кто совпадает в целях со мной. Если говорить о том, в чем наши совпадения, например, с националистами – мы вместе за политическую демократию, которая отсутствует в нашей стране. А те, кто пытаются разделить оппозицию на овец и козлищ, они по большому счету, может быть даже иногда не понимая, играют на руку Кремлю и Смольному. У меня нет личностных противопоказаний. Я готова взаимодействовать со всеми.

- Например, в марте опять было два митинга на одну тему. В субботу, я числа не помню, шли «Яблоко», «Парнас» и другие, в воскресенье – твой митинг на Конюшенной площади и выступал на нем бывший депутат Госдумы Николай Курьянович, который со сцены, на которой стоял и ты, Ольга Владимировна, заявил, что нужно уничтожать всех геев, ввести забытую 121 статью и посадить олигархов, повторив, что Ходорковский сидит правильно.

- Я не единственная делал этот митинг.

- Даже это неважно. Ты стоишь на сцене рядом с этими людьми. Тебе с ними комфортно или ты терпишь?

- С Курьяновичем я категорически не согласна. После того, сколько я провела акций в поддержку Михаила Ходорковского, ни у кого не должно возникать вопросов о моем отношении к Михаилу Борисовичу.

- Вот поэтому я и удивлен. Зачем тебе Курьянович?

- У всех людей есть свои взгляды. Политическая демократия в том и состоит, что наша задача добиться того, чтобы люди голосованием определяли за кем большинство. Я вообще сторонник парламентской республики. На нормальных, честных выборах никто не получит больше 25-30%. И в нормальном парламенте будут разные силы. Будут националисты, левые, либералы. По разным вопросам будут разные блокировки. Например, мне по вопросу налогообложения ближе правые. По каким-то другим вопросам я буду ближе к левым.

- Националисты, наверное, люди хорошие, но почему-то в России любое националистическое движение рано или поздно приходит к лозунгу «Heil Hitler!».

- В Питере, слава Богу, почти нет зигующих националистов. Что касается жесткой, подчас, риторики, то это издержки того, что все наша оппозиция, националисты в том числе, сегодня не участвует в выборах. Если ты посмотришь, например, на английских националистов, то «еврейский вопрос» ушел из их риторики только в 2006 году, это было связано с тем, что, как они писали в своих внутренних документах, обывателю невозможно объяснить, что евреи отравляют наши колодцы, а исламская угроза очевидна для всех. То есть они начали меняться для решения собственных электоральных задач. Так и у нас пока политика - исключительно «уличная» - она будет оставаться достаточно радикальной, в том числе в своей риторике. Единственный способ смягчения риторики - участие в выборах. Это единственный естественный путь и другого пути нет. Нормальное развитие, когда люди меняются сами. Я, например, не могу изменить тебя, Бондарика, Резника. Измениться человек может только сам.

- Чтобы окончательно расставить все точки над i. Ты готова идти в одном избирательном блоке с националистами.

- Вполне возможно.

- Ты же участвовала во множестве выборов. В 1990 году победила. Потом 1998 год, а еще были выборы в 1994 году.

- В 1994 году я проиграла вице-мэру Щербакову.

- Какие выборы были самые сложные. Конечно, ответ на поверхности, но какое главное отличие избирательных кампаний, в которых ты принимала участие.

- В 1990 году выборы в Ленсовет были самим честными, не надо было тратить огромные деньги. Можно было победить просто за счет агитации.

- А теперь главное деньги?

- До 2012 года было именно так. Сейчас, мне кажется, начинаются изменения и последние выборы показывают, что деньги не главное для получения положительного результата. Выборы 4 декабря прошлого года отчасти это показали.

- Развей слухи: говорят, ты на прошлых выборах в Законодательное Собрание Петербурга просилась в список «Справедливой России».

- Нет.

- А какие-нибудь партии предлагали пойти по их спискам?

- Предлагали.

- Кто это был?

- Не буду говорить.

- Так почему же ты пропустила выборы?

- Мне не интересны партийные выборы, мне интересны выборы по округам.

- То есть ты готовишься к муниципальным выборам?

- Не знаю, посмотрим.

- Ну, смотри, если даже будут одномандатные округа, ты не победишь. У тебя нет денег.

- Оппозиция никогда не победит, когда вопрос решают деньги. Поэтому многие оппозиционеры поддерживают пропорциональную систему. Им кажется, что свои 7-10% они точно возьмут. Но ситуация начинает меняться. Власть настолько достала людей, что вопрос денег на избирательную кампанию уходит на второй план.

- Уйдем в реальность. Мы с тобой беседуем в день избрания уполномоченного по правам человека в Петербурге. Твое выступление, как говорят немецкие коллеги, было я яркое, но я о выступлении Игоря Кочеткова, который представлял геев. Кочетков в своем выступлении ни разу не упомянул геев, но депутаты только об этом и спрашивали. Тебе не кажется ли, что большинство петербургских депутатов сексуально озабоченные товарищи?

- Я, конечно, это почувствовала. Вообще состояние Законодательного Собрания на меня произвело очень печальное впечатление. Не только вопрос Кочеткова, а все-таки главное – вопрос голосования. Видно, как «Единая Россия» ведет прицельную работу по оппозиционным депутатам, их становится меньше с каждым днем. Но я думаю, что новые выборы Законодательное Собрание могут случиться гораздо раньше, чем им кажется. Просто те, кто реально не является оппозицией, в следующий состав не попадут, даже близко к Мариинскому дворцу не подойдут.

- Вот ты недовольна нынешними депутатами. Ты была депутатом двадцать лет назад. Что теперь не так?

- Абсолютно чиновничья история. Все голосуют по команде. В Ленсовете было 400 депутатов, а 400 депутатами намного сложнее манипулировать.

- Не все они работали за деньги, как теперь. Правда, теперь всего 50 депутатов.

- Конечно, не все. Порядка ста депутатов работали на освобожденной основе. В 1992 году, кажется, избрали Малый совет, который работал постоянно.

- Ты не попала туда.

- Я была освобожденным депутатом практически с самого начала, потому что я была секретарем Комиссии по науке и высшей школе.

- Люди говорят, что ты, став депутатом Ленсовета, провела какое-то решение, согласно которому каждому депутату выдали водительские права, независимо от того умеет он управлять автомобилем или нет.

- Не правда. У нас вечно все путают и поэтому возникают всякие слухи. На самом деле, мы вместе с действующим ныне ректором СПбГУ Николаем Кропачевым организовали на юридическом факультете возможность для депутатов получить второе высшее юридическое образование. Все, кто захотели, все получили.

- Бесплатно?

- В наше время было пополам. Есть же статья в бюджете «повышение квалификации», половина шла из этих средств, половину люди платили из собственного кошелька.

- Из Ленсовета вышли многие нынешние федеральные чиновники. Ты с ними общаешься или ваши дорожки разошлись?

- Многие изменились, конечно. Обычно так получается, пока человек чиновник, с ним общаться тяжело. Когда перестает быть чиновником, с ним снова общаться легко. Но есть, например, Саша Беляев [глава УФАС по Петербургу – «Шум»] с кем я и сейчас совершенно спокойно общаюсь. Все зависит от человека, от стула в меньше степени.

- Во власти еще не все вурдалаки, есть и люди?

- Люди остались. Был такой фильм «Огонь, вода и медные трубы», как раз он был про то, что медные трубы – слава и власть – самое большое испытание для человека и очень мало, кто способен его пройти и сохранить свои человеческие качества. Но такие люди иногда встречается.

- Путин в те годы, наверное, часто бродил в Мариинском дворце.

- Послушай, когда Путин был помощником Собчака, это был такая серая незаметная личность, на которую никто не обращал внимания. Потом он стал председателем Комитета по внешним связям, но это был на самый основной комитет, который привлекал пристальное внимание.

- Собчак кем остался в памяти Ольги Курносовой?

- Собчак – трагическая фигура. Анатолий Александрович очень плохо разбирался в людях. Часто имея неплохие намерения, получал совершенно иной результат. Последний раз я видела его незадолго до его смерти, когда он вернулся из Франции. Он был очень сильно расстроен. Думаю, что уже в то время он начал понимать всю опасность происходящего.

-Ты как думаешь: его убили или он умер своей смертью?

- Я думаю, что убили, но это мое оценочное мнение.

- Те же люди, что и Старовойтову?

- Есть разные гипотезы…

- А как думаешь ты? Ты ведь была знакома с Галиной Васильевной?

- Да, конечно, мы были знакомы. Старовойтова была очень яркой фигурой, ее сегодня не хватает. Я не знаю, кто именно ее убил, но я считаю причина ее убийства – сокращение количества кандидатов на выборах губернатора города. Галина Васильевна могла составить конкуренцию Яковлеву.

- Ох, чтобы уйти от темы смерти, вернемся к началу нашего разговора. Кто такая Ольга Курносова вне политической жизни, ну когда не лидер оппозиции? Ты вообще считаешь себя лидером петербургской оппозиции?

- Ну, об этом надо спрашивать не меня, а тех людей, которые за мной идут. Вряд ли это вопрос ко мне. Если спрашивать ощущаю ли я себя лидером, то да. К сожалению, жизнь такова, что лидером приходится быть всегда, даже когда я дома.

- А сколько у тебя было разводов?

- У меня было два мужа и два развода.

- Кто эти мужчины?

- Мой первый муж – мы вместе учились на физическом факультете Университета, а со вторым мужем мы вместе были депутатами Ленсовета.

- У тебя дети от разных мужей?

- Да.

- Кого ты больше любишь, старшего или младшего сына?

- Естественно, я их люблю одинаково.

- Ты могла бы стать домохозяйкой?

- Уж точно нет. Когда я не митингую, я думаю, что делать дальше, когда готовить следующий митинг, как демонтировать преступный режим. Я все время думаю об этом.

- А что такое любовь и хватает ли тебе любви?

- У тебя такие философские вопросы...

- Хорошо. Ты сегодня свободная женщина?

- Можно сказать, что влюблена, можно, что свободна. Оставлю интригу.

- То есть влюблена, но не взаимно?

- Почему не взаимно?

- Ты говоришь, что влюблена и свободна.

- Пока свободна.

- То есть свататься можно?

- Пока свободна.

- Так что же тогда любовь?

- Я еще раз говорю – для меня самое главное взаимопонимание, потому практически всегда бывало так, что человек, который бы со мной разделял то, что я делаю, иначе никогда не получалось.

- То есть Бондарик подходит?

- Что же ты всё!

- Ладно, тебе любви хватает?

- Любви не бывает мало. Хватает, но может быть и больше.