Главное сегодня

13/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
27.02.12 16:40
| Просмотров: 629 |

Ольга Галкина: Любой суд намного справедливее самосуда

Павел Смоляк, «Шум»

Депутат от «Яблока» Ольга Галкина ничем не отличается от новичков Законодательного Собрания. Она не пропускает ни одного заседания по средам, участвует в комиссиях и, наверное, переживает те дни своего депутатства, когда любой избиратель может непосредственно встретиться со своим представителем. Не сомневаюсь, Ольга Владимировна сохранит «человечность», такую редкую черту для человека из власти. По-другому она не может. А пока депутат Галкина обживается в Мариинском дворце. Надо сказать, редко увидишь народного избранника, вытирающего пыль со служебных тумб, тем более в положении Ольги, которая ждет рождения дочери.

- Не тяжело ли тебе подниматься каждый раз на третий этаж?

- Все хорошо, - испепеляющий взгляд: помощи не надо.

- А ты не чувствуешь, что тебя обделили? Мне кажется, что у тебя самый маленький кабинет среди депутатов.

- Мне тоже так кажется. (Смеется.)

- Нет-нет, - протестуя, врывается в разговор помощница Галкиной Екатерина.

- Есть у кого-то еще меньше? – серьезно интересуется Ольга.

- У Смирнова, - отвечает Екатерина, речь о депутате от КПРФ.

- Он коммунист, а коммунисты велели ютиться, - это уже я.

- Как тебе сказать… - рассуждает философски Галкина, - такой кабинет, видимо, я получила исходя из аргументации некоторых коллег, что уйду в декрет… А я в декрет решила не идти, вот и обживаю кабинет.

- То есть ты из тех, кто будет на рабочем месте до самого конца?

- Даст бог, если со здоровьем все будет нормально. На самом деле, и до того, как стать депутатом, я не собиралась уходить в декрет, и сейчас не собираюсь. Буду работать до упора.

- Перерыв все-таки будет. Ведь рожать.

- Я рожаю в мае, потом будут депутатские каникулы. С сентября планирую выйти на работу. Все будет по плану.

- Ладно, с этим разобрались. Расскажи об ощущениях, когда ты поняла, что избралась в Законодательное Собрание. Конечно, нельзя сказать, что ты к этому не готовилась, но все же рискну предположить, что итоги голосования для тебя стали неожиданными.

- Если не брать персоналии, шесть депутатов от «Яблока» - результат очень неплохой. Не исключали возможности, что будет меньше, потому что знали, что результаты выборов будут сфальсифицированы. Поэтому для нас фракция в Законодательном Собрании – прорыв, это здорово. Обо мне лично. После оглашения официальных результатов было непросто. С одной стороны, ты знаешь, я много и долго работала, чтобы попасть в Законодательное Собрание, цель у меня такая была. Но в идеале, конечно же, было бы проще, если бы все это произошло в более мягком психологическом климате внутри нашей партии.

- Раз ты об этом заговорила, не могу не спросить, как ситуация на тему «отдай мандат» проистекала внутри «Яблока»? Как я понимаю, ты так и не нашла общего языка с некоторыми из своих коллег.

- Дело не в том, что я не нашла общего языка. Если говорить в общем, правила игры для всех должны быть одинаковыми. Когда мы, «Яблоко», принимали решение вступать или не вступать в избирательную кампанию, знали, что фальсификации в той или иной мере будут и мы не сможем на сто процентов защитить волеизъявление горожан. Но мы приняли эти правила игры.

- Кажется, ты начинаешь оправдывать и себя, и Путина.

- Нет. Понимаешь, мне даже не в чем себя оправдывать, потому что меня никто не спрашивал: хочешь или не хочешь…

- Чтобы получить мандат?

- Да. Я даже не знаю, что для этого нужно было сделать и кого просить. Поэтому не нужно переоценивать мои возможности. Расписок с меня никто не брал, и на верность ради депутатского кресла я никому не присягала. Моя совесть абсолютно чиста, а правила игры одинаковы для всех – и для Михаила Амосова (считает, что он должен быть в парламенте вместо Галкиной – «Шум»), и для меня, и для всех остальных.

- Все же петербургское «Яблоко» после 4 декабря гласно разделилось на два лагеря. Я, как и все остальные петербуржцы, не знаем, что у вас там происходит. Иногда доносится крик Ольги Покровской со стороны противоположного тебе лагеря - она, когда начинает говорить о Галкиной, слова особо не подбирает. Спасибо, что без мата, как говорится. Так что там у вас происходит?

- Я бы пока не хотела комментировать эту ситуацию.

- Тебя уже на петербургской конференции «Яблока» пытались исключить из партии и, наверное, все-таки исключат на федеральном бюро.

- Я этого не исключаю. Опережая твой возможный вопрос, чисто по-человечески мне неприятно, потому что партии я всегда уделяла времени больше, чем своей основной работе. Самое главное, что я не вижу особого смысла в своем исключении из «Яблока», так как это никак с юридической точки зрения не отразится на моем депутатстве. Логики в возможном решении федерального бюро партии я не вижу.

- Но к тебе уже поступали приглашения от других партий, вступить в их ряды, так ведь?

- Да, но, думаю, все знают, что в ни «Единую Россию», ни в какую-то другую партию я не пойду. Тем более что по закону я не могу переходить из партии в партию без потери мандата.

- Есть же перебежчики.

- Это не мой случай.

- Мандат ты свой не сложишь?

- Нет.

- И навсегда останешься «яблочницей»?

- Во всяком случае, на сегодняшний день для меня нет более близкой, по идейным соображениям, партии, чем «Яблоко».

- А может случиться так, что ты все-таки откажешься от депутатского мандата и обрадуешь своих злопыхателей в партии?

- Если суд примет такое решение. Или же полномочия Законодательного Собрания прекратятся досрочно.

- То есть российским судам веришь?

- Я считаю, что даже такой суд намного справедливее самосуда внутри организации.

- За время конфликта в «Яблоке» ты в каких-нибудь людях разочаровалась?

- Нет. (Смеется.) Не могу сказать, что разочаровалась, но вся эта ситуация, наверное, будет для меня уроком.

- Хорошо, хватит о плохом. Вот ты пришла в Законодательное Собрание, кто твоя команда?

- Фракция «Яблоко», мои избиратели, помощники.

- А если конкретно.

- Если конкретно и честно, то многие вещи приходится познавать самой. И это осложняет процесс адаптации и конструктивной работы. До своего избрания была в Мариинском дворце пару раз. Работу ставить нужно, но даже совета спросить не у кого. Моя команда – мои помощники, половина которых «яблочники», а другая – эксперты, но их меньшинство.

- Со всеми депутатами уже познакомилась?

- Нет.

- То есть сама дружбы не ищешь?

- Знакомлюсь в основном на заседаниях комиссий.

- Ты, к слову, входишь сразу в две комиссии: по собственности и государственному устройству. Как тебя туда занесло?

- Комиссия по собственности рассматривает вопросы малого и среднего бизнеса, коим я занималась около девяти лет, и в нее входит подкомиссия по туризму, а я эксперт в этой сфере. В комиссии по госустройству занимаются в том числе и вопросами местного самоуправления. Мне это близко, так как до недавнего времени я была муниципальным депутатом, заместителем Главы округа «Морской».

- Законодательные инициативы уже есть?

- Готовим закон по реформе местного самоуправления. Речь идет об укрупнении округов, перераспределении функций. Об этом достаточно подробно говорится в программе «Яблока». Думаю, уже к апрелю законопроект по этой теме будет подготовлен, и я его вынесу на рассмотрение комиссии. Дальше - есть у меня образовательный проект, о котором пока говорить не хочу, чтобы не опережать время, но обязательно презентую. Есть идеи в сфере туризма и оптимизации дорожного движения.

- С исполнительной властью наладила диалог?

У меня избирательная территория в двух районах – Кировском и Красносельском. Несколько раз встречалась с главами районов. Не могу сказать, что они в восторге, что я у них депутат, но пока с обеих сторон были попытки наладить конструктивное взаимодействие. Однако ни один из глав района помещения под приемные мне пока не предоставил, хотя по закону обязан был это сделать в течение двух недель с момента моего избрания. Ждем-с. К сожалению, пока нет приемных, я не могу поставить работу на территории, а работа в округе важнее работы в Мариинском дворце. Не дадут помещение, поставлю стол и стул на улице у администрации и начну прием.

- Ты, повинуясь воли партии и предвыборным обещаниям, отказалась от служебного автомобиля. Жалеешь?

- В связи с положением на служебной машине мне, конечно, было легче ездить, но я решение партии принимаю и считаю его правильным.

- Григорий Явлинский возглавляет фракцию. Тебе с ним как работается?

- Мы с ним не очень плотно работаем.

- Странно, что после выбытия из избирательной кампании у Явлинского нет времени на работу в Петербурге. Но выборы президента все равно состоятся, и я тут на днях услышал, что твой коллега, лидер молодежного «Яблока» в Петербурге Александр Гудимов, собрался голосовать за Сергея Миронова. А ты за кого?

- Я пока не определилась. Среди тех кандидатов, которые есть, мой кандидат отсутствует. Буду советоваться с коллегами.

- У тебя есть президентские амбиции?

- Мне больше нравится законотворческая деятельность, но и на той ступеньке, на которой я нахожусь сейчас, нужно еще многое понять и многому научиться.

- Может, твои критики, когда призывали сдать мандат, были правы, ты еще не готова к этой работе?

- Не могу сказать, что я не готова. Они были правы только в одном: мне, как и любому новому человеку на моем месте, нужно чуть больше времени, чтобы научиться работе в законодательном органе второй столицы России. Ничего, думаю, не подведу избирателей. Я собираюсь работать со стопроцентной отдачей.

- А кто для тебя важнее: партия или избиратели?

- Все-таки избиратели.

- То есть партийная принадлежность вторична?

- Да.

- Ты бы ушла в «Единую Россию»?

- Нет. Ты путаешь партийную принадлежность и идеологию.

- У «Единой России» есть идеология?

- Нет. А у меня есть.

- По идеологии к «Яблоку» близка «Справедливая Россия».

- При всей внешней оппозиционности и некоторой схожести с идеологией «Яблока» «Справедливая Россия» - все-таки проект Кремля, а принимать участие в проектах власти я не намерена.