Главное сегодня

14/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
10.08.11 05:55
| Просмотров: 788 |

Юрий Лучинский: Остаюсь в политике, чтобы не ощущать себя дерьмом

Тарас Вишнев, «Шум»

Биография Юрия Лучинского пестрит самыми знаковыми событиями в отечественной истории. В конце восьмидесятых годов прошлого года он был следователем в знаменитой «группе Гдляна – Иванова». В 1990 году избран народным депутатом России. Входил в состав Верховного Совета. В 1991 года, как многие, защищал Белый дом. В интервью «Шуму» Юрий Лучинский рассказал о духе, витавшим в дни августовского путча, дал несколько ценных советов молодым оппозиционерам и заявил об отсутствии будущего у России.

Юрий Михайлович, скоро двадцатая годовщина путча или, как называют некоторые, «Великой демократической революции». На ваш взгляд, что же было в 19-21 августа – революция, путч или переворот?

Попытка государственного переворота со стороны деградирующих советских структур. Неквалифицированная, производящая впечатление путча. И, в результате, переросшая в демократическую революцию.

 В 1991 году вы были у Белого дома. Страшно было?

В Белом доме появился ближе к полуночи 20-го августа. Прилетев из Ленинграда. Попал к моменту остановки колонны БМП в путепроводе под проспектом Калинина. Участвовал в переговорах с командиром колонны и в сопровождении ее под стены Белого дома. Больше «страшных» моментов уже не было.

Что вам больше всего запомнились в те дни?

Единый подъем людей. К сожалению, в последующие годы мотивы этого подъема среди изрядного большинства стали для меня менее романтичными.

Наверное, многие ваши знакомые тяжелый август 1991 года встретили в Петербурге. Вам не хотелось рвануть в родной город?

Я тоже встретил события в Ленинграде (Петербургом он стал через две недели после них). Первую ночь провел в Мариинском дворце и улетел в Москву только к вечеру следующего дня.

22 августа вместо красного знамени на правительственных учреждениях появился российский триколор. Вы почувствовали, что теперь живете в другой стране?

Я был участником заседания Верховного Совета России, на котором был принят триколор, немедленно заменивший старый флаг на флагштоке Белого дома. Чувство было упоительное. К сожалению, дальнейшее развитие истории испохабило и чувства, и триколор.

Как полагаете, что двигало членами ГКЧП?

Нежелание терять положение, обеспечивающее прекрасное существование. Разговоры о «судьбах родины» и т.п. прелестях не признаю в принципе.

Ваше отношение к Михаилу Горбачеву за все эти годы изменилось или осталось прежним?

Тогдашнее негативное отношение к Михаилу Горбачеву притупилось. Добавилось немного позитива в связи с его дистанцированием от нынешнего режима.

Очень многие сегодня тяжело констатируют, что за двадцать лет ничего не изменилось. Боролись против КПСС, а теперь «Единая Россия». Нет выборов, одна команда сидит у власти.

Изменилось. В отвратную сторону. И, полагаю, необратимо.

Не кажется, что многие демократически процедуры в России потеряли свое первоначальное значение по вине Бориса Ельцина? Ведь именно его выборы 1996 года дали старт фальсификациям, которые применяются до сих пор?

Не кажется. То, что пострадало при выборах 96-го года, не демократы, а пена от них. Ну, и всякие «красно-советские». А ситуация 96-го была не менее форсмажороной, чем в октябре 93-го. Ельцину можно инкриминировать много огрехов. Но, по-любому, если и обвинять, то не в форме прямого или косвенного умыслов.

А не пришел ли конец демократии в октябре 1993 года?

Не пришел. Частично очистились от советской грязи, но, к сожалению, не довели это до конца. Получив через два месяца на выборах триумф коммунистов. Если бы действий власти в октябре не было, получил бы то же. На два месяца раньше. И в более тяжкой форме.

В конце восьмидесятых годов прошлого века вы расследовали дела, связанные с коррупцией. Коррупцию до сих пор не победили и говорят, что победить ее невозможно. Вы с этим согласны? И чем советские коррупционеры, на ваш взгляд, отличаются от сегодняшних, российских?

Ничем не отличаются, кроме масштабов и открытости. На данном этапе, полагаю, победить ее невозможно. И в связи с режимом, и в связи с развращенностью сознания «народа». Коррупционеры не прилетают с Марса. Они, как наиболее алчные и жизнеспособные, вырастают из тех же «народных» масс.

Вы ждете, что придет новый условный Борис Ельцин? Вообще, кто мог бы стать лидером современных демократов?

Не жду. Лидеры могут быть. Но их уровень не сравним с ельцинским. Равно, как и уровень самих демократов.

Вы до сих пор остаетесь в политике. Состоите в демократических движениях, которые борются ровно за все то, чего хотели в конце 80-х. Зачем вам это?

Чтобы не ощущать себя дерьмом.

Какие бы вы советы дали молодым оппозиционерам? От каких ошибок уберегли?

Не думаю, что они какими бы то ни было своими действиями что-либо завтра изменят. Совет такой: любить оппозицию в себе, а не себя в оппозиции; осознавать, что радикальными изменения в этой стране в лучшую сторону, по сравнению с сим днем, станут лишь через очень много лет. И только благодаря длительному периоду «статического Моисея». Компостизации старого, включая сегодняшнее. И вырастания совершенного нового. На новой почве. Быть готовым совершать свои действия без надежды на любые с того дивиденды в обозримом будущем.

Владислав Сурков сказал, что Владимира Путина послал России Бог. Вы верите в Бога и верите ли, что именно он послал нам Путина?

Сурков сказал херню. В Бога я верю. Но последний к этой херне непричастен.

Наша полиция нас бережет?

Полиция в цивилизованной стране – всего лишь охранное предприятие, действующее в интересах безопасности населения конкретного населенного пункта. Российская полиция неремонтабельна, как и вся эта страна. Новые полицейские, как и новые депутаты, могут быть взяты только из этого «народа».

Почему российский народ такой пассивный?

Не знаю. Вот это к вышеупомянутому Богу, пожалуйста.

Не видите угрозу русской идентичности со стороны Кавказа?

Я не вижу особого исторического блага и суровой необходимости в этой идентичности.

Вы, наверное, знаете, чем занимаются сейчас бывшие народные депутаты России. Не могли бы вы рассказать о судьбе некоторых? Как в целом сложилось будущее тех, кто делал современную историю?

У каждого по-своему. Есть конформисты и нонконформисты. Есть лидеры и аутсайдеры. Есть нынешние крутые и есть никакие. Я вне этого.

Будущее у России есть?

У той, что сейчас? Не думаю. Только не забывайте, что личное жизнеобеспечение увязывает со статусом стада только, простите, быдло. «Скот» по западнославянски. Так что живите спокойно, учитесь, работайте и, желайте вашим внукам жить в более приличной стране.