Главное сегодня

20/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
13.04.11 17:20
| Просмотров: 325 |

Петр Годлевский: Цензура существовала в нашей стране всегда

Павел Смоляк, «Шум»

Директор петербургского бюро НТВ Петр Годлевский в интервью «Шуму» рассказал, как можно попасть в редакцию, почему на телевидении существует цензура и что, прежде всего, должен помнить телеведущий.

Петр, начну с вопроса, который часто задаю известным и состоявшимся журналистами и получаю один и тот же ответ. Для чего существует факультет журналистики?

Они готовят специалистов. В каких-то вузах удачно, где-то – нет. В Петербурге достаточно известных выпускников журфака СПбГУ. Это профессионалы нашего дела. Их десятки. Специально никого не называю персонально, дабы не обидеть остальных.

Вы окончили исторический факультет педагогического вуза. Можете ли назвать универсальную специальность для журналиста. Я, например, выделил бы историю, экономику и юриспруденцию.

Журналист сегодня обязан владеть русским и английским языками, хорошо знать классическую литературу, иметь базовые навыки в психологии, философии, логике. Далее идет специализация.

Вы по какому критерию отбираете сотрудниковь на НТВ?

Нам не важно - какой вуз окончил кандидат на работу. Важны его профессиональные навыки и репутация в медиа-сообществе. В питерском филиале НТВ требования высокие. Мы не объявляем массовые наборы талантливой молодежи, с целью затем выращивать собственные кадры. На это сил и времени у нас нет.

Многие молодые люди стремятся на телевидение, минуя и печатную прессу, и радио. В «телевизор» можно придти без опыта работы, скажем, в обычной газете или журнале?

Конечно, можно. Только человек должен быть очень талантливым. Телевидение – само требовательное, по отношению к журналистам, СМИ. Здесь нужно не только быть профессионалом с запасом тех знаний, о которых я уже говорил, но и обладать хорошо поставленной речью. Плюс внешность. Я знаю достаточно коллег, которые по своим интеллектуальным способностям превосходят многих телевизионщиков, но они не могут работать в эфире. Кто-то теряется перед камерой, кому-то зрение не позволяет и так далее. Увы… Несколько лет назад я смотрел американский фильм, где красавец-ведущий мало что соображал в политике и экономике, но редактор, который буквально диктовал ему каждый день текст в ухо, сам и две минуты не мог просидеть в студии – страшно потел. Фильм был классической трагикомедией на «производственную тему».

Для работы на телевидении, что нужно прежде всего?

На мой взгляд, телевизионщик каждый день должен, как мантру, повторять: то, что я вещаю с экрана, не значит, что я имею право учить людей жить.

Сегодня многие говорят, что качество журналистики снизилось. Везде. На телевидение приходят непрофессионалы, а профессионалы не могут работать, потом что их ставят в некие для них неудобные рамки.

Не соглашусь. Уходят одни профессионалы, приходят новые. Смена поколений характерна для всех профессий. Всегда были и будут талантливые тележурналисты, а многих забывают сразу после просмотра сюжета или программы. Впервые порог Чапыгина, 6 я переступил в конце 80-х годов. Там работало тогда около 2 000 человек. Думаю, что треть из них были режиссерами, журналистами и редакторами. А кого сегодня вспоминают телезрители? Человек 5 – 10.

Как вам кажется, почему на телевидении не востребованы политические и социальные программы? В последнее время закрылось очень много передач, которые говорили о сегодняшнем дне и человеке.

В середине – конце 80-х тиражи ежедневных общественно политических газет в Ленинграде били фантастические рекорды. «Ленинградская правда» и «Смена» выпускали около 300 000 копий в день! Такой аудитории сегодня позавидуют некоторые телеканалы. Чем это было вызвано? Глобальными переменами в нашей жизни, когда почти все интересовались политическими, социальными, экономическими, историческими, культурными вопросами. Затем ситуация резко изменилась. Общество и СМИ оказались в новых условиях, когда никто за тебя не планирует жизнь (доходы и расходы) на много лет вперед. Миллионам стало не до прессы и политических программ на телевидении. Нужно было с огромным трудом зарабатывать на хлеб насущный. При этом, журналисты стали активно искать хозяев, которые бы оплачивали их желание снимать или писать то, что нравится «гениям» от пера и микрофона. Люди все это понимали. Читали и смотрели новости все меньше. В середине 90-х СМИ, выступая на стороне тех или иных политических сил, еще больше подорвали интерес к своей работе. Сегодня у ТВ появилась мощная альтернатива – интернет. Это опять снижает рейтинги многих передач. Нет рейтинга – нет эфира.

При огромном влиянии телевидения, однако, реакции на те или иные сюжеты почти нет. Сколько бы пресса не писала о снеге и сосульках в Петербурге, их не становится меньше, и чиновники не начинают лучше работать. Каково сегодня влияние СМИ на власть и общество?

Влияние существует, но его не стоит переоценивать. Люди сегодня смотрят телевизор совсем с другими эмоциями, нежели 40, 30 или 20 лет назад. На примере НТВ-Петербург, могу сказать, что чиновники очень внимательно следят за сюжетами о своей деятельности. Реакция бывает самая разная: от оперативного принятия решения, до долгих споров о правомерности критики. Юридически сегодня власти самых разных уровней не обязаны, сломя голову, реагировать на наши сюжеты. Все зависит от ситуации. Очевидно, что если бы прошлой зимой все журналисты города не писали бы и не говорили о сугробах и сосульках, то в этом году ситуация была бы еще хуже. У меня на улице завалы стали разгребать в этом году на месяц раньше. Может мне просто повезло, но это факт. При этом, я уверен, что организовать уборку города можно и должно гораздо лучше. О трагических случаях вообще без нецензурной лексики вспоминать не могу… Горожанам, на мой взгляд, имеет смысл не только размышлять о том, почему не реагируют на критику со стороны СМИ обитатели Смольного, а объединятся для собственных действий. Митинг, на котором собралось бы 30 – 40 тысяч человек, с требованием навести порядок на улицах города и наказать виновных за бардак, более действенное оружие против нерадивых чиновников.

Гарри Каспаров как-то сказал, что, мол, дайте ему два часа на «Первом канале» и завтра все очнутся в новой стране. Думаете, у него бы получилось?

Думаю, что Каспарову нужно, как и обычному телеведущему, ежедневно заниматься профилактикой мании величия.

Модно произносить: «Я не смотрю телевизор». Все, впрочем, телевизор смотрят, но боятся в этом признаться. Почему?

Не знаю. Наверное, мода.

Есть ли запретные темы на телевидении? Запретили показывать в дневное время «Дом-2», а разве он кому-то мешал?

Есть запретные темы на телевидении, как и в других СМИ. Пресса живет в юридическом поле. Это нормально. Если суд запретил показывать что-то днем, то пусть это смотрят ночью.

Вам приходилось на НТВ или ТРК «Петербург» сталкиваться с «черными списками»?

Сталкиваться с «черными списками» не приходилось. Я ведь уже почти 8 лет не занимаюсь журналистикой. Правда, на Чапыгина бывало, что после визита гостя в студию меня строгим голосом спрашивали: как он попал в эфир? Приходилось объяснять. С работы не увольняли и не наказывали. До 2003 года в мою свободу выбора гостей никто не вторгался. Затем я ушел из «большого спорта». Работаю только менеджером.

А цензура на современном телевидении есть?

Конечно, есть. Цензура – это вечная борьба властьимущих с журналистами. Она существовала в нашей стране всегда. В разных формах. Может быть, в период перестройки на какое-то время стала почти не заметной. Существует она и в других странах. Везде по-своему. «Ночные новости» Хейли не читали? Беда в том, что пока существуют чиновники и владельцы СМИ (читай – всегда), общество и пресса должны за свою свободу бороться. Осознают это, наверное, все журналисты, а сопротивляются очень не многие.

Согласны, что врать иногда необходимо?

Сложный вопрос. Мне не приходилось, слава Богу, сталкиваться на работе с ситуацией, когда ложь была единственным выходом из ситуации. Не припомню…

Завтра вам предложат много денег, вы какое СМИ сделаете?

Для себя я сформулировал один термин – «идеальная редакция». Если в каком-то СМИ собираются ровесники, объединенные идеей создания нового медиа, им предоставляется максимальная свобода действий, то определенное время существует идеальная редакция. Было такое у нас в «Смене», в «Северной столице», на НТВ в конце 90-х. Теперь, получив «много денег», уеду в деревню и создам свой блог. 


Годлевский Петр Глебович родился в 1966 году в Ленинграде. В 1990 году окончил исторический факультет Ленинградского государственного педагогического института им. А. И. Герцена. С 1990 по 1992 гг. — корреспондент, позже — начальник службы информации информационного агентства «Има-Пресс». С 1992 по 1994 гг. — руководитель информационного отдела газеты «Смена». С 1994 по 1996 гг. — редактор и генеральный директор еженедельника «Северная Столица». С 1996 по 1998 гг. — начальник пресс-службы «Союзконтракт». С 1998 по 2001 гг. — ведущий программ «Диалоги», «Петербург сегодня», «Прессинг», «Сегодня СПб» ОАО «Телекомпания НТВ» (г. Санкт-Петербург). С 2001 по 2003 гг. — заведующий отделом специальных проектов, и. о. директора службы информации, начальник управления телевизионного вещания ОАО «ТРК Петербург». В 2003 году приглашен в Москву на должность руководителя службы планирования Дирекции информационного вещания ОАО «Телекомпания НТВ». С 2004 года — главный редактор Дирекции зарубежного вещания ОАО «Телекомпания НТВ». С сентября 2005 года по сентябрь 2008 года — генеральный директор ОАО «Редакция газеты „Известия“». 15 сентября 2008 года назначен заместителем генерального директора по развитию ОАО «Телекомпания НТВ». В январе 2009 года назначен директором петербургского филиала НТВ.