Главное сегодня

20/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
04.02.11 08:50
| Просмотров: 636 |

Павел Бородатов: В политику впрягся именно ради своих детей

Павел Смоляк, «Шум»

В кабинете Павла Бородатова прямо позади рабочего стола висит большой портрет Михаила Касьянова. Бизнесмен не скрывает своих политических взглядов, активно участвует в политике и портрет экс-премьера тут не случаен: Бородатов – координатор Российского Народно-Демократического Союза по Северо-Западу. Свой путь Павел Юрьевич начал в Карелии, избирался депутатом, руководил компаниями, но уже год живет в Санкт-Петербурге и налаживает работу РНДС в различных регионах страны. Удивительно, но Бородатову одинаково успешно удается выстраивать бизнес и быть политиком, и что любопытно – одно другому не мешает.

Начиная разговор о политике с бизнесменом, вспоминаю встречу заместителя главы президентской администрации с деловыми кругами. Ту саму, где Сергей Полонский сказал, что после истории с Чичваркиным все бизнесмены сидят на чемоданах. В России, если верить деловым людям, бизнес невозможен.

Понятно, что давление оказывается постоянно со стороны «доброжелателей в погонах», которые мне однажды сказали: «Неужели вы думаете, что вам позволено заниматься бизнесом, мы даем вам возможность заниматься бизнесом». За эту «возможность» они требуют взамен лояльность к действующей власти и не понимают, как, «осыпая» такими «возможностями», я могу финансировать людей, которые выступают против действующего режима. В моем случае я говорю, что я занимаюсь бизнесом не один, у меня есть компаньоны. Тогда они начинают давить на моих партнеров, мол, повлияйте на своего. А они, в свою очередь, говорят, что мое личное дело кого финансировать. Такой «футбол», который, кстати говоря, часто использует сама власть, чтобы не исполнять свои законные обязательства.

Но, согласитесь, у вас нет таких возможностей, как у власти. «Футбол» власть позволить может, у вас нет выхода, ведь все как бы законно. А вы, если будете «играть» с властью, можете получить взамен миллионы проверок.

Были, конечно, случаи, когда нам срывались заказы. Наша компания столкнулась с этим наиболее серьезно, когда я участвовал в учреждении двух региональных отделений нашего движения, в Новгороде и Пскове. Власть увидела, что мы существует не «на бумаге», мы реально работаем, тогда мне было сказано: «Вы нас не услышали». На самом деле, возвращаясь к вашему первому вопросу, я не знаю, кто эти люди, которые постоянно приходят ко мне и показывают разные удостоверения. Я плохо понимаю их рекомендации. Если даже к ним прислушиваться, не ясно, что можно, что нельзя, где тот максимум разрешенного и где черта, которую нельзя переступать. Я знаю, они могут перекрыть мне бизнес. Власть контролирует все. У них базы, рычаги давления. Система построена так, что у власти есть полный доступ ко всем расчетным счетам. Мы под полным контролем со стороны властных структур. Они знают, чем ты занимаешься, какой твой бизнес, с кем ты работаешь. Могут легко выйти на тех людей, с кем ты работаешь, начать давление на них.

А люди разные…

Именно, не все готовы на борьбу с незаконными действиями. У нас было много моментов, когда договоры были подписаны, сделки оформлены, но компании уходят, не объясняя причин. Я это связываю с результатом профилактической работы со стороны властей. Власть пытается заставить бизнес жить в черно-белом мире. С этими можно работать, с этими нельзя. Но есть люди, которые все-таки исходят с точки зрения, что это бизнес. Многие рассказывали, что люди с удостоверениями просили не работать с нами, они отвечали в духе: деньги это деньги, мы работаем с тем, с кем нам комфортно. Было несколько провокаций, когда люди специально нарушали условия договора. К примеру, одна из компаний заключила договор на поставку, заказчик перечисляет деньги, но не в полном объеме и говорит: «Вы нам не поставляете товар». «Подожди, - успокаиваем, - есть договор, в котором четко все прописано, что ты должен произвести оплату там такую-то в таком-то объеме и, если ты ее не производишь, как мы тебе можем поставлять товар?». Предлагаем либо оплатить в полном объеме или вернуть деньги обратно. Но человек начинает заявлять, что сейчас побежит писать жалобы в известные правоохранительные органы, якобы его обманули или еще что-то. Понятно, с чьей стороны идет провокация. Всеми способами показывают, что мы не тех финансируем.

Однако вы продолжаете участвовать в политической деятельности, бизнес ваш развивается. У вас, видимо, какой-то особый иммунитет от произвола чиновников.

Понимаете, я до них пытаюсь донести простую информацию. Я председатель совета директоров компании, меня избрали на эту должность мои компаньоны. Я занимаюсь стратегией в бизнесе, то есть не принимают никаких управленческих и финансовых решений. По сути, власть создает проблемы не мне, а мои партнерам, которые, возможно, финансируют ту же «Единую Россию». Это их дело, как мое дело поддерживать Российский Народно-Демократический Союз. Но получается, что власть, препятствуя работе моего бизнеса, фактически создает проблемы тем, кто поддерживает Владимира Путина.

Нет никакого страха, получается?

Опасения, естественно, есть. Опасений не может не быть и, на самом деле, на чемоданах в последнее время сидят не только оппозиционеры. На чемоданах сидят даже те, кто не по своей воле, опять-таки скажу, финансируют «Единую Россию». Нормальные бизнесмены не могут поддерживать курс этой власти, который идет на уничтожения бизнеса. Те, кто говорят, что поддерживают власть из самых чистых побуждений, - врут, потому что бояться санкций со стороны власти. Либо это представители бизнеса, созданного самой властью для отмывания своих денег. Остальные сидят на чемоданах. Я знаю многих бизнесменов, активно распродающих имущество в нашей стране. Сейчас сильно распространенна система вывода средств и активов за рубеж. Люди продают бизнес в России и переезжают в Европу или Америку, видя, что там закон работает.

Вы сами не собираетесь покинуть Россию?

Пока у меня нет планов покидать Россию. Это последнее решение. Я уважаю позицию Михаила Ходорковского, которому рекомендовали уехать, он знал чем все для него может кончиться, и остался в нашей стране. Надо добиваться справедливости и законности здесь. Конечно, это очень сложно в нынешних условиях, но надо пытаться что-то делать. А принять решение уехать из своей Родины можно только в крайнем случае.

Странная ситуация: власть давит на бизнес, бизнес сопротивляется власти, власть популярна, бизнес работает. Существует некая взаимосвязь этих процессов, то есть, проще говоря: построена система, при которой любой бизнес обязан платить власти, а власть обкладывает дополнительной данью (плюс к налогам) бизнес, потому что она власть, а это бизнес. Система вечна или есть механизмы защиты бизнеса?

Я думаю, есть некий негласный договор между большим бизнесом и властью, но сказать, что бизнес обложили данью, не могу. Никто прямо не берет и не требует. Бизнес против своей воли дает деньги на партию «Единая Россия», на проекты, придуманные в Кремле. Власть сама указывает бизнесу кому и сколько платить. Тем же коммунистам с разрешения власти крупный бизнес выделяет финансовые средства. Но я, если говорить о мне лично, финансирую оппозицию без всякой указки сверху. Я разделяю те принципы, под которые выделяю средства. И это своего рода защита. Я хочу, чтобы бизнес не обкладывали данью, поэтому участвую в политике и требую от власти настоящей борьбы с коррупцией. Когда я познакомился с Михаилом Касьяновым, он мне сказал: «Если ты пришел в оппозицию и у тебя есть бизнес, то надо работать честно». То есть честно платить налоги, все делать честно, на все сто процентов. Всем работникам своей компании, всем партнерам, я говорю, чтобы работали всегда честно. Налоговая инспекция не раз блокировала наши счета, якобы нашли нарушения. Мы начинаем выяснять, узнаем, что мы не сдали бумажку из налогового отчета. Показываем бумажку со штампом налоговой инспекции. Размахивают руками: «Мы, наверное, потеряли, принесите заново». Они, конечно, разблокирует счет через десять дней, но эти десять дней предприятие не может решать финансовых вопросов. Даже, когда ты работаешь максимально по закону, все равно власть напоминает о своем присутствии. Легко никогда не будет. Помните, была реклама: «Заплати налоги и спи спокойно»? Это должен быть, грубо говоря, главный слоган бизнеса, который помогает оппозиции. Потому что как только ты что-то нарушишь – власть сразу воспользуется этим моментом. И воспользуется, чтобы уничтожить твой бизнес, и воспользуется тем, чтобы тебя посадить. Вариантов немного. Или уйти из бизнеса и заниматься политикой. Или остаться в бизнесе и не касаться политики. Я выбрал совет Михаила Касьянова. Я работаю честно, поэтому остаюсь в бизнесе и участвую в политике.

Вы начинали бизнес в Карелии. Сейчас работаете в Петербурге. Однажды мой знакомый рассказывал, что «лихие девяностые» ушли только из столиц, а в других регионах ничего не изменилось. Вы заметили разницу в бизнесе на территории Карелии и Петербурге?

Любой бизнесмен сталкивался с «крышами». Скажу по себе: я никому никогда не платил. Наезжали, предлагали, но лично Бородатов Павел Юрьевич никому не платил. Есть предприниматели, которые платили, я их знаю. На самом деле, за десять-двадцать лет ничего не изменилось. Ни в Москве, ни в Петербурге, ни в регионах. «Лихие девяностые» отличаются от сегодняшнего времени тем, что конкретные пацаны стали сотрудниками частных охранных предприятий под эгидой ФСБ и МВД. У меня есть карельский приятель из бывших чекистов, руководит как раз охранным предприятием. На стене у него висит большая эмблема Федеральной службы безопасности. Я спрашиваю: «Зачем тебе это?» Он отвечает: «Чтобы сразу было понятно с кем мы». Я этого не понимаю. Подобная ситуация во всех регионах. По крайней мере, я езжу по Северо-Западу, общаюсь с людьми, все это есть. Допускаю, что есть регионы, где не все под ФСБ или МВД, но это, как говорится, скорее их упущение, чем чья-то заслуга. Власть выстраивает свои вертикали. Сначала политическую, потом экономическую, сейчас выстроена вертикаль криминала. Власть подчинила себе криминал, хотя это только мои догадки, но они основываются на словах вчерашних бандитов, которые в дорогих костюмах кивают на некую защиту МВД и ФСБ. Меня это пугает. Плюс только в том, что сейчас нет таких массовых расстрелов, убийств, когда люди гибли сотнями каждый день. «Крыша», как таковая, обрела «цивилизованный» вид. Сегодня не надо убивать или угрожать, власть, используя свои ресурсы, может помешать выиграть тебе тендер. Внешне будет все законно.

О сращивании власти и криминала говорят давно. Вам не кажется, что экономический кризис внес некоторые коррективы в государственно-криминальный союз?

В последнее время общаюсь с разными бизнесменами, говорят, что вот-вот наступят те самые «лихие» годы, о которых вы говорите. Вернутся ребята в черных куртках и начнутся разборки. Многие это связывают с тем, что кризис очень изменил ситуацию. Вспомните, как появились бандитские группировки. Одной из причин было нежелание одного бизнесмена платить по долгам другому. Суды были беспомощны, поэтому оставался только один выход: идти к браткам. Сегодня, я уже говорил, ничего не изменилось. Вчерашний рэкетир стал сотрудником ЧОПа, а ребята, которые выбивали долги, стали сотрудниками так называемых коллекторских служб. Повторюсь, все стало внешне цивилизованно, но по форме ничего не изменилось. Теперь все стало проще. Не надо искать «конкретных пацанов», они сами дают рекламу в газетах, на радио, телевидении. Совсем недавно слышал, бизнесмен покончил с собой. Самостоятельно или ему помогли – другой вопрос, но выяснилось, что его строительная компания имела большие долги. А ведь тогда было также: кончали с собой или убивали и обставляли все, как суицид. Все это начинается, все очень серьезно. В стране еще не полная «жопа», есть какое-то финансирование, но деньги кончаются. Как только деньги закончатся, придут «девяностые».

Почему вы сделали ставку на Российский Народно-Демократический Союз Михаила Касьянова? Вы участвуете в политике от имени этого движения. Почему не «Яблоко» или «Правое дело» (экс-СПС)?

Ну, что касается РНДС, это связано с Карелией. В республике мало демократических движений. Есть партия «Яблоко», но что такое карельское отделение этой партии? Организация одного человека, Василия Анатольевича Попова. Он известный в Карелии оппозиционер, выступал всегда против власти, но в какой-то момент недооценил свои возможности и получил условный срок. На семь лет человек ушел из политики. «Яблоко», по сути, умерло. До этого оно мне, впрочем, тоже не нравилось. Попов, если вспомнить, рейдерским путем захватил региональное отделение, которое тогда возглавлял депутат Законодательного Собрания Карелии Александр Чаженгин. Это было где-то в двухтысячных и «Яблоко» стало Поповым, который критикует губернатора. Желания решать серьезных проблем в республики я лично у «Яблока» не видел. Сегодня федеральное «Яблоко» действует по тому же принципу. Вылизывает Кремль. Не идет на сотрудничество с демократической оппозицией, имея лицензию от Министерства юстиции. Наверное, партийная верхушка получает от Кремля некие преференции, но я не за этим пришел в политику. Могу лишь отметить петербургское отделение «Яблока» и его лидера Максима Резника – они действительно остаются истинными демократами и оппозиционерами. Я пришел в РНДС, потому что Михаил Касьянов – это сильный политик, оппозиционер, лидер, имеющий четкую программу политических действий. Пожалуй, Немцов, если говорить в масштабе страны, может соперничать с Касьяновым. Они истинные демократы, готовые идти до конца и не поддадутся обещаниям Кремля. Я вижу в Касьянове заинтересованность, чтобы в России что-то изменилось в лучшую сторону, именно в отношении прав и свобод граждан, чтобы Россия развивалась демократическим путем. Я знаю, что Касьянов не ставит самоцелью прийти к власти, цель немножко другая – реально изменить положение в стране во благо граждан.

Ладно вы сразу отсеяли «Яблоко». Но многие, думаю, с вами не согласятся, что только Касьянов и Немцов сегодня могут представлять российскую оппозицию. Как же Каспаров, Рыжков – первые, кто приходят на ум. Много молодых и амбициозных людей, готовых участвовать в политике и считающих себя лидером.

Я убежден, что, если говорить о человеке, который может объединить народ и за ним пойдут как за лидером, то кроме фамилий Касьянова и Немцова, других сегодня назвать не могу. Их реально нет. Остальные слишком слабые.

Ходорковский?

Ходорковский был. Если выйдет, то да, действительно может быть, но если выйдет, если его власть выпустит, и если он еще захочет заниматься этой общественной деятельностью. Это вот если, это очень много «если». Пока это Касьянов, за ним, если следовать по годам – Немцов, потом Ходорковский. И все. И конечно это есть проблема, что нужно как-то все равно смену готовить. У РНДС есть приток молодых сил, и, я думаю, ко многим стоит присмотреться.

Когда лидеров мало, это и хорошо и плохо. Лидеров много не бывает, на то они лидеры, но сейчас в демократической оппозиции главными нарекают себя многие, а вы говорите, что лидеров трое, один в тюрьме, и когда он выйдет, известно Богу. Опять же говорите, в вашем движении появляются молодые ребята, может из них растить лидеров? Может, уж извините, в том числе ваша вина, что у демократов нет лидеров?

Понимаете, многие боятся. Если в стране начнутся изменения, то лидеры появятся. Ребята, которые могли бы повести за собой людские массы единомышленников, порядочные и способные принести стране пользу, действительно боятся каких-либо репрессий. Хотя тут вопрос: если он боится, а стоит ли на него делать ставку? Все сложно. Процесс идет, но медленно. Я как-то был на собрании в одном из поселков Карелии. Люди съехались из нескольких деревень. Кто пешком, кто на велосипедах, кто на машинах. Раньше я такого себе представить не мог, а сейчас вижу огромный интерес к РНДС и Михаилу Касьянову.

Чем бы вы пожертвовали для победы демократии в России?

Лично я бы пожертвовал всем.

Уж так прямо?

Да. Если бы мне сказали, что, Павел Юрьевич, сейчас при наличии свободных и законных выборах надо помочь своим личным участием, финансово, любой демократической организации, которая не декларирует, а готова изменить существующее положение в стране, то я отдал все, оставив минимальное для своей семьи. Я говорю искренне. Пожертвую все, если действительно будут шансы и откроется окно возможностей. Сейчас оно закрыто наглухо и ставни еще заколочены.

Хорошо, но я так и не понимаю, что вы делаете в политике. Зачем вам это все, лишние проблемы? Занимались бы одним бизнесом, отдыхали нормально, воспитывали дочь…

В январе у меня еще родился сын.

Поздравляю.

В политику я впрягся именно ради своих детей, ради будущих внуков. Потому что именно от того, как я сегодня веду свою работу, зависит, в какой стране они будут жить. Я отдаю себе отчет, что сегодняшний день рано или поздно закончится. Бизнес постепенно уничтожают. Завтра получится так, что у меня никакого бизнеса не будет. Не будет у меня бизнеса, соответственно, я не смогу содержать свою семью. Поэтому, имея пока этот бизнес, пока мне дают возможность, я имею возможность бороться за то, чтобы этот бизнес хоть как-то сосуществовал в будущем.

Вот смотрите, есть РНДС, «Яблоко», ОГФ, еще «Солидарность» и десяток других мелких демократических движений. В прошлом году некоторые из них объединились сначала в коалицию, потом учредили партию. Что мешало это сделать прежде, и как вам кажется, что ждет «Партию Народной Свободы»?

Не объединялись, потому что, например, московское «Яблоко» сотрудничает с Кремлем. В «Солидарности» постоянная борьба за лидерство, выясняют, кто у них главный. Это проблема схемы сопредседателей. Всегда должен быть один лидер. Даже объединившись, лидеры должны избрать одного руководителя. Грубо говоря, демократы должны были объединиться и сделать ставку на конкретного человека, выдвинуть его в президенты. Не вышло, тогда другая кандидатура. Примеры в мировой политике есть. Желания везде и вечно быть первым вредит демократии. К сожалению, у большинства наших политиков на первом плане амбиции, а дела на благо народа на втором месте. В данном случае мне импонирует позиция Михаила Касьянова, он готов к объединению на разных условиях, главное – результат, а под чьим он будет флагом – конечно, важно, но не настолько, чтобы не делать ничего. «Партия Народной Свободы» проходит процедуру создания. Шансы, что власть пойдет на попятную и позволит Минюсту зарегистрировать партию, минимальны. Пока рано делать выводы.

Вы говорите о федеральном центре, но стороной обходите региональные организации. Очевидно, что московские боссы понятия не имеют, что творится «на земле», поэтому и амбиции. А что в регионах?

Недавно посетил Мурманскую область. Активисты ОГФ, «Солидарности» и РНДС – одни и те же люди. Они пришли не в ОГФ или РНДС, они пришли в демократическое движение, потому что оно против действующего режима. В регионах, по сути, давно объединились. Проводят совместные мероприятия. «Яблоко» в регионах совсем другое, через списки партии многие оппозиционные активисты участвуют в выборах. Хороший пример объединения демократической оппозиции. «Яблоку», РНДС, ОГФ и «Солидарности» удалось договориться о консолидации сил. На федеральном уровне только личные амбиции лидеров «Яблока» не позволят нам повторить питерский опыт. Я думаю, что если в регионе появляется лидер, все равно поддерживает его Москва или нет. За ним идут люди, а это главнее столичных аппаратных интриг. Мы объединяемся, потому что поодиночке мы слабы, но у нас общая миссия, и цель не засунуть Петю Пупкина в Кремль, а провести демократические реформы. Неважно, кто будет их проводить, важно, чтобы они были. Сегодня идет большая работа в регионах, думаю, скоро «федералы» немного поумерят свои амбиции, хотя все политики, к сожалению, слишком амбициозны. Даже Владимир Путин в свое время не смог удержаться и не возглавить «Единую Россию». Настолько была большая эйфория от этой партии. Сейчас, думаю, Путин жалеет о своем поступке.

Путин возглавил партию, но в нее не вступил.

Но все равно. Даже не вступая, все равно возглавил. Я уверен, что, верни его назад, и расскажи, что будет кризис, Путин никой «Единой России» не возглавил бы. Если Путин пойдет на выборах в 2012 году, то по-любому как беспартийный кандидат, ни в коем разе не заручившись поддержкой партии. Будет парадокс: Путин не будет выдвигаться в президенты от парламентской партии, лидером которой является.

Будет собирать подписи?

Да, это сто процентов.

То есть будет Путин, а не Медведев?

Я говорю, что если Путин решит.

А ваш лидер Михаил Касьянов говорит, что будет только Путин и это решено.

Здесь мое мнение немного расходится с мнением Михаила Михайловича. Владимир Путин не будет выдвигаться в президенты по многим причинам, в том числе, чтобы не надо было собирать подписи и не ставить в неловкое положение в первую очередь себя, а уже во вторую - «Единую Россию». Путину сейчас комфортно. Он премьер, есть президент, но все равно все решения принимаются в Белом доме. Мы это с вами видим. Другой вопрос, что за Путиным есть люди, которым выгоднее, чтобы их шеф был президентом. Они могут подбить его на участие в избирательной кампании. Но я вижу, что Медведев становится все более самостоятельным, его позиции к концу президентского срока усиливаются. Если Медведев решит идти на второй срок, то никто не допустит участие Путина. Путин с Медведевым не будут конкурентами, потому что есть печальный опыт Украины. Боролись Ющенко и Тимошенко, а победил третий. Если появится конфликт внутри властной верхушки, то это будет хорошо срежиссированная игра двух профессиональных актеров. Вся власть в стране подчинена Путину, а не Медведеву. Даже если Медведев решит пойти против воли премьера, у команды Путина есть много рычагов влияния, он поступит с Медведевым также, как нынешний президент поступает с оппозицией и на себе испытает все приемы, которыми Кремль блокирует свободные и честные выборы.

А если все-таки зарегистрируют и Путина, и Медведева?

Тогда не зарегистрируют никого кроме них. Только будет выбор: Медведев или Путин. В любом случае такая конструкция им обоим выгодна. Даже если у них будет конфликт. Вот что касается тандема, я для себя не почувствовал никакой разницы, что был Путин, что стал Медведев. И что они в тандеме работают. Почувствовал, что стало хуже. Но это не оттого, что стал Медведев, а оттого, что в целом не правильное, не эффективное управление страной, которое понятно, идет на сегодняшний день не из Кремля, а из Белого Дома. Станет Путин президентом, Медведев премьером, ничего не поменяется в управлении страной.

То есть модернизацию, о которой так говорит Медведев, вы не заметили. Есть ли вообще какое-нибудь доверие к власти? Чему-нибудь можно верить?

Доверия нет. Обман постоянный, начиная с того, как начался кризис, про подушку безопасности, про стабилизационный фонд, про то, что все нормально. Во-первых, сам Медведев уже сказал, что, дескать, были определенные ошибки в экономическом курсе. Президент признал, что все до этого был обман. Об этом нельзя просто говорить, нужно принимать решения, изменения. Такое ощущение, что Медведев и Путин занимаются политикой, словно продают «Сникерс». Сначала была одна реклама – придумали национальные проекты, потом другая – модернизация. В «Сникерсе» хотя бы не меняется качество, здесь с каждым разом все хуже и хуже.

Я слышал мнение, что Михаила Касьянова специально заслал в оппозицию Владимир Путин. Медведеву и Путину вы не доверяете, а Касьянову? Все-таки политика грязное дело.

То, что политика – грязное дело, это точно. Я сам не раз обманывался и в людях, и в своих лидерах. Я был членом движения «Отечество», которое возглавлял Юрий Лужков. Движение было в оппозиции к Путину и его команде, а потом «Отечество» объединили с «Единством», так появилась партия «Единая Россия». Я считаю, что Лужков и другие губернаторы, а их не мало было в движении, могли повлиять на Владимира Путина и не допустить авторитаризма в России. Касьянову я доверяю. Для меня это человек, который слова всегда подкрепляет поступками. Я ему верю и, конечно, не верю, что Путин, видимо, решив вспомнить свое прошлое, сделал из премьера страны гонимого Штирлица. Если бы было так, никаких компроматов на Касьянова не было б, а если бы были, то давно дали зарегистрировать партию или еще что-нибудь. С тем ресурсом, что есть у Путина, он может многое, только не может разрушить веру людей друг в друга. Это ему не под силу, Нет, Касьянов не проект Кремля. Кремлевские проекты на сухом пайке не сидят. Наши региональные отделения работают на голом энтузиазме. Мне кажется, что благодаря присутствию Касьянова в демократической оппозиции, власть немного ведет себя сдержанно. Михаил Михайлович известный в Европе и мире человек, к нему прислушиваются.

- Что ждет Россию?

Я думаю, что рано или поздно народ сможет заставить нынешних руководителей – Путина и Медведева - взять курс на демократию, на реформы. Для этого нужно просто проснуться. Люди видят, что они живут хуже, с каждым днем все хуже и хуже. Терпят. У нас очень народ терпеливый. Но в какой-то момент, это уже историей доказано, встают. И там уже наплевать. Вот очень хотелось бы пожелать, чтобы нынешние руководители не совершили ошибок 1917 и 1991 годов, когда перемены в стране пришли через кровь. Я не снимаю с себя ответственность. Все зависит от меня, от вас, от нас. Россию ждет хорошее будущее, если мы сможем развивать наши идеи, будем с одним лидером объединены в единый организм. Тогда можно заставить власть что-то изменить. А если мы будем дальше терпеть, тогда Россию ждет то, что ждет. Нихера не ждет.