Главное сегодня

13/07/2020 ВСЕ НОВОСТИ
05.10.10 10:50
| Просмотров: 185 |

Калибр 93

Федор Бирюков

То, что творилось в Москве с 21 сентября по 4 октября 1993 года, я назову «несбывшейся революцией». Октябрь-93 стал мифом сразу же, не успели еще остыть тела погибших защитников Верховного Совета. Причем, трактовка этого мифа различна в зависимости от мировоззрения человека. «Восстание» или «переворот», «революция» или «путч»? – отвечая на эти формальные вопросы, вы, как в тесте, автоматически получаете в лоб штамп-характеристику: «демократ» или же «коммуно-фашист». Миф один, трактовок несколько.

События тех далеких уже дней действительно напоминают революцию. И в обычном, «левом» значении – как восстание «масс», использующих насилие в качестве политического метода. И в «правом», несколько неортодоксальном смысле – как попытка воз-вращения, восстановления Порядка на руинах Хаоса. А в итоге все закончилось банально и пошло – как начало предвыборной кампании в Государственную Думу РФ первого созыва. Поэтому – и революция, и несбывшаяся. Между прочим, в октябре 1917 года тоже все было совсем неоднозначно, просто будущие «кремлевские мечтатели» оказались отличными практиками. И, напротив, «вожди» 1993 года – такие серьезные, совершенно неромантичные хозяйственники и чиновники – на поверку вышли неисправимыми выдумщиками и балагурами. Такова уж ирония судьбы.

В 93-ем году попытка реализации в России подлинной демократии провалилась. И танковые выстрелы на набережной окончательно развели народ и власть по разные стороны политического бытия. Случись подобный парламентский кризис сегодня, никто уже не выйдет к Охотному ряду на защиту закона. А вспышки «Стратегии-31» - это те же отблески Октября-93, искорки того - потухшего - русского пожара. Помните, Верховный Совет не прятался за высоким забором, как нынче Дом Правительства. И те, кто стоял на ступеньках Белого дома в те дни, все мы, простые москвичи, знаем, что за свободу и власть надо бороться. И одно неотделимо от другого, что бы по этому поводу ни фантазировали пацифисты. Можно до потери пульса спорить о том, кто тогда был прав, а кто – нет; зачем восставших направили на Останкино с засевшими там омоновцами, когда была куда более удобная для захвата и дальнейшего использования Шаболовка, на что надеялись Руцкой с Хасбулатовым и т.д. и т.п. А скольких людей на самом деле убили у Белого дома? И откуда взялись снайперы на крышах? Вопросов – тьма… История настолько темная, что все попытки расследовать все эти обстоятельства неизменно заканчивались тихим пшиком. Очень серьезные персонажи скрываются в тени тайны беззакония… Поэтому, по крайней мере пока, умом Октябрь не понять, в Октябрь можно только верить!

17 лет назад Россия сжалась до размеров Москвы. Это был обычный для таких исторических ситуаций парадокс: судьба государства решалась в столице, но сама столица напрямую зависела от провинции. Регионы тогда не шелохнулись, военно-политических и социальных сдвигов не произошло, люди выбрали пассивную позицию наблюдателей. А посему Россия как исторический субъект билась в припадке очередного раздвоения именно под московским небом. В тот момент все земли, лежащие за МКАДом, дремали в коконе абстрактной «федерации», и только.

А пространство Москвы разделилось на два враждебных мира – две замкнутых сферы, между которыми, правда, существовал проход, украшенный спиралью Бруно. В индустриальном стиле. Одна сфера была голубой, как экран телевизора. Голубая муть бурлила пузырями, похожими на искаженные потусторонними эмоциями рожи Ельцина, Гайдара, Лужкова, Ерина, Гусинского и прочих «апостолов» рыночной веры. Пузыри клокотали, лопались, плевались в лица телепотребителей, гипнотизируя и воруя их души. Другая сфера, другой мир был красно-коричневым, служил декорацией для приближающейся, казалось бы, национальной революции. Мощный спектр, в котором обитателям голубых экранов чудилось кошмарное зарево «хрустальной ночи», был крутым замесом крови – то есть Духа – и почвы – Родины, родной земли. Два этих мира пересекались в точке, где белой свечой возвышался Дом Советов. Мгновение, и белая свеча зашипела черной гарью! Странно, что Церетели не изваял в центре Москвы страшный циклопический огарок – как символ российской стабильности.

Вместо красного солнца на вечернем горизонте завис красный карлик – одинокий и словно бы случайный. Это значит лишь одно: восход Звезды пленительного счастья еще впереди. И вопрос в том, чьи имена огненными литерами проявятся на обломках. Люди и руины – кто кого?!

Демократия – не самоцель и «не священная корова», на которую одни молятся, а другие ее доят. Демократия – орудие достижения определенных целей и оружие для защиты ценностей и прав. И здесь немаловажен калибр. Калибр 93, к примеру.

Осень гуляет с размахом,
За буйством скрывая грусть,
Всех осыпает златом -
Не золотом, ну и пусть...

Злато осени - память,
Роскошь былого в нас.
Сердце рождает пламя,
Вот он - потехи час!

Белый дворец у реки,
Ополченцы, костры и враги...
В небе - на взмах руки -
Солнце шептало: «Стой, не беги!»

Баррикады, прорывы, дозоры,
Ликование и смятение...
Стальные суровые взоры,
Ярости русской кипение.

Годы проходят, но вновь
В воздухе - запах войны.
Октябрь волнует кровь
Жителя нашей страны...