Главное сегодня

13/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
25.11.15 00:00
| Просмотров: 399 |

Сто первая песня о девяностых

Павел Смоляк

Сегодня в Екатеринбурге открывается «Ельцин Центр» – образовательный комплекс, библиотека и музей, посвященные первому президенту России Борису Ельцину и «лихим девяностым».

Неделю назад на канале НТВ завершился восьмисерийный сериал «Неподсудные». Незамысловатая история недалекого прошлого. В центре сюжета – Борис Березовский, рядом – под вымышленными именами Андрей Луговой и Александр Литвиненко, два офицера ФСБ, выбравшие разные дороги: первый – служение Родине, второй – английской разведке.

Консультантом сериала выступил Андрей Луговой, которого английское правосудие подозревает в отравлении Александра Литвиненко. В сериале, естественно, все круче: Андрей Воронов (Луговой) старается спасти от вынужденных моральных мук в Лондоне Александра Волкова (Литвиненко), но коварный Борис Березовский – беглого олигарха авторы фильмы оставили под своими именем – травит Волкова, и после смерти чекиста картинно заливается слезами: «Умер мой друг Саша».

В «Неподсудных» много вымысла и страха. Дочь президента Татьяну зовут Тамарой. Женщина чинно следует за отцом во время презентация книги «президента России» в доме приемов компании «ЛогоВАЗ». Экранный глава государства выпивает стопку водки (куда без этого!) и крепко обнимает Березовского. «Он не вылезает из Кремля», - в следующей серии скажет телохранитель предпринимателя.

Борис Березовский, среди прочих ему равных персонажей минувшего времени, навсегда останется одним из ярких символов девяностых годов прошлого века. В открывающемся в уральской столице «Ельцин Центра» вряд ли найдет малюсенькое местечко для российского олигарха №1.

Борис Абрамович, мечтавший управлять Россией за спиной Бориса Ельцина, к концу жизни потерял все – родину, деньги, положение в обществе. Девяностые перемолотили шустрого математика, но не тронули миф, который БАБ чеканил годами. Появись завтра «Березовский Центр», вряд ли кто удивится.

Сериал «Неподсудные» не случайно появился именно сегодня, во время, когда вспоминают годы становления новой страны. Бессмысленно спорить, как было, хорошо или плохо – каждый выживал, вот ей-богу, по способностям.

Вот и флешмоб «Мои девяностые», случивший в сети пару месяцев назад, показал, что пятнадцать лет без Ельцина не стали лучше. Место хитрого Бориса Березовского заняли новые герои нового времени, менее талантливые, вообще без таланта. Ничего, по сути, не изменилось.

Борис Ельцин оставил после себя большое и спорное наследство, среди которого Владимир Путин – официальный преемник, которому 31 декабря 1999 года, покидая Кремль, экс-президента сказал: «Берегите Россию».

Путин сберег страну и, по некоторой версии, восстановил историческую связь с непутевым Крымом. В честь Путина, такой указ, когда-нибудь тоже откроют «Путин Центр», а по НТВ пройдет сериал про сложно предположить кого.

В отличие от «лихих девяностых» эпоха ВВП и Ко не подарила стране колоритных персонажей. На сцене пляшут, и как могут развлекают народец ельцинские тираннозавры и черт возьми, если завтра им наскучит притворяться.

Новой бойни Россия, ведущая несколько локальных войн за пределами границ, внутри себя не переживет. Скукожиться и сдаться в плен первому солдату с жвачкой «Орбит».

Березовский, вернемся к персонажу заметки, обязан стать центром экспозиции «Ельцин Центра». Борис Абрамович заслужил. И умер, настоящий сорванец, не вовремя – ведь обязательно, был был жив, сказал свое веское слово про Крым, Сирию, Египет, Турцию и проклятый всеми миром ИГИЛ пригрел в какой-нибудь украинской губернии и обязательно надрессировал, как умело управлял чеченскими боевиками, праотцами запрещенного государства.

Но Березовского нет. Он незаметно, тихо, повесившись на шарфике в лондонском графстве, ушел вслед за любимыми девяностыми. На открытии «Ельцин Центра» о Березовском не вспомнят, потянут паузу и потом, где-нибудь в кулуарах, наверное, смелости больше будет, выпьют за упокой души беглеца. А что еще делать? Неподсудные они – и Ельцин с Березовским, и все девяностые, от нуля до девятки.