Главное сегодня

09/04/2020 ВСЕ НОВОСТИ
16.03.15 23:50
| Просмотров: 751 |

В белых халатах

Павел Смоляк

Недавно в Санкт-Петербурге произошел вполне себе рядовой случай, печально прославивший городских медиков на всю Россию.

Выехав на очередной вызов по «03», фельдшеры «скорой» столкнулись с пятым за ночь пьяницей, который нуждался в срочной госпитализации. Мужчина валялся на каменном полу в подъезде, толком ничего не мог пояснить и вдобавок избит соседом.

Погубила медиков видеокамера, скрупулезно зафиксировавшая все: как волокли пьяного мужика за ноги по полу, как бросили мягкое тело на асфальт, как били тряпкой по лицу. Увиденное, возмутило петербуржцев; вице-губернатор Ольга Казанская, отвечающая в Смольном за социальную сферу, предложила, с горяча, вернуть вытрезвители, закрытые в 2011 году.

У врачей-садистов, уволенных сразу после новостного сюжета на «Первом канале», быстро нашлись защитники. Главный аргумент – мало платят и пятый «пьяный» вызов за смену. Безусловно, не дело врачей заботиться о перебравших алкоголя жителях Петербурга, однако все мы люди и, какие бы аргументы не приводили врачи, чтобы не лечить, лечить они обязаны.

Никогда не узнаешь, если не столкнешься лично: приехавший на помощь к гражданину медик по вызову «03» ничего этому гражданину не должен. Бесплатно не должен. Отнести больного на носилках до автомобиля – извините, ищите соседей или… заплатите. С подобным случаем недавно столкнулся один из моих знакомых, которому экстренно пришлось госпитализировать девяностолетнюю тетушку. Не могла она самостоятельно спуститься со второго этажа.

Или другой эпизод из жизни: приехавший по вызову врач, не стал мыть руки, в грязных сапогах проследовал в спальню, осмотрел больную, которая с трудом глотала воздух, вколол обычное лекарство и выписал еще несколько, которые разумно вколоть в эту же минуту, но их в чемоданчике с красивым красным крестом нет. Но за деньги…

Пьяные больные не исключение, когда в их портмоне несколько тысяч рублей. Не секрет, что многие фельдшеры, когда переступают порог жилища больного, замедляют ход, с любопытством рассматривают квартиру и мысленно оценивают, сколько взять с лоха. С пьяного возьмут намного больше, потому что он пьяный, разведут на лишнюю тысячу или пять, а за три (раньше было просто – сто долларов) сбегают через дорогу в круглосуточный магазин за бутылочкой пивка для утреннего опохмела.

Мужику, которого вместе с медиками-садистами прославила камера видеонаблюдения, еще повезло: он остался жив. Теперь в больнице ему предоставят самое лучшее лечение, будут заботиться, точно родной человек. Это, к слову сказать, русская чиновничья традиция – быстрее замять скандал и начать работать, как следовало бы до скандала.

Единственно вот, сомневаюсь, что в голову вице-губернатору Ольга Казанской, пришедшей в петербургское правительство из банковской среды, сама по себе пришла мысль восстановить систему вытрезвителей. Истосковались медики.

Ведь, вдумайтесь, вытрезвители носили статус закрытых заведений. Милиция, врачи и безвольные пьяницы, которых били и грабили. Вытрезвляли просто – раздевали догола и бросали в холодную комнату, выдав заранее тонкую белую простыню. До сих пор считается, что пьяному человеку, как покойнику, в холоде только лучше.

Вытрезвители, перед их закрытием, называли по-разному, однако всегда в разговорах проскальзывали ассоциации с адом. Попасть в вытрезвитель не желали даже врагу. Чего там, герой одного из самых страшных романов нулевых, «Елтышевы», работал милиционером в вытрезвителе. Более зловещей фигуры Роману Сенчину придумать не удалось. Вся работа «мента» – грабить «гостей» и распределять деньги между сменщиками, в том числе врачами. После, по ходу романа, милиционер лишается и работы, и служебного жилья из нелепицы – вроде той, что случилась с питерскими «медиками».

В вытрезвителях, как мы их помним, человек, будь он академик или дворовый хулиган, полностью терял человеческий облик. Казалось бы, почти медицинское учреждение, но порядки в вытрезвителях царили милицейские, потому что подчинялись МВД. Каждую ночь десятки патрулей охотились за «пьяницами». Хватали всех: и запойного алкаша, заснувшего на скамейке, и молодого парня, решившего после трех банок пива сэкономить на такси и прогуляться до дома пешком.

Глеб Сташков, журналист, трижды лауреат профессиональной премии «Золотое перо», в своей последней книге описал личный опыт нахождения в вытрезвителе. Шел с другом домой, оставалось пройти два дома, неудачно оступился прямо на глазах у милиционеров. Отсутствие паспорта – путевка в вытрезвитель. Пока везли, украли триста долларов (выдали днем зарплату).

В вытрезвители, впрочем, «меня, надо сказать, не обижали, - пишет Сташков. - Даже в туалет водили, хоть и под конвоем. И сосед попался интеллигентный. В очках, как и я. Правда, немного буйный. Всю ночь требовал, чтобы его на работу отпустили».

Возможно, Глеб Сташков не испытал все ужасы вытрезвителя, потому что молчал и лицо более-менее известное в городе. Вот в Томске до сих пор вспоминают 47-летнегожурналиста. Мужчина попал в вытрезвитель, врач сделал ему укол, а когда журналист попросился в туалет, 26-летний милиционер стал его избивать, заодно изнасиловал черенком швабры. Журналиста через несколько часов издевательств отпустили, видимо, посчитали трезвым. Отпустили, как выяснилось, умирать.

Конечно, страшилок в нашей гаденькой стране много. Радует одно: вряд ли в ближайшее время в России снова появятся вытрезвители. Но вряд ли фельдшеры «скорой помощи» кардинально поменяют взгляд на мир вне белых халатов. И это плохо.