Главное сегодня

13/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
16.04.13 18:25
| Просмотров: 342 |

Фиговый listок

Павел Смоляк

Списки бывают разные. И расстрельные, и наградные, и поступивших в вуз, и очередников в детский сад, ну самые невообразимые списки, короткие и длинные, открытые и засекреченные, включая списки спецслужб, в которые раз попадешь и навсегда.

Писатель Дмитрий Быков на эту тему сочинил несколько лет назад целый роман «Списанные». Участники неизвестного списка находят себе подобных в интернете, организуют выезды на природу, ссорятся и влюбляются, продолжая выведывать, кто составил этот список и почему выбрал их. Чем кончилась книга, не помню: поначалу интересный роман оказался туфтой.

После появления «списка Магнитского» меня осенило, ведь подобный список я давно составил у себя в голове. Он почти тайный и не касается российский судей и чиновников. Мой список не имеет названия. Назову его теперь просто «Список». В нем один человек. Скорее – персонаж.
Исторически сложилось. Наверное, судьба. Бабушка, проживающая за стенкой, на девятом году жизни нашла нового друга. Разница в тридцать лет не смущает. А с чего бы? Разница в возрасте – условность, вот умственное развитие – другое дело, тут они оба профессора.

Новый друг бабушки – хорошо знакомы сосед с первого этажа. Алкоголик и убийца. Несколько десятков лет назад убил жену и ее любовника. Отсидел 12 или 14 лет. Бабушка, маленько стыдясь дружбы с уголовником, тюрьму не признает. «Он был в Афганистане», - объясняет. Афганистан, так Афганистан – страшнее там, в иностранных песках, или у нас, в блокадном Петербурге - вопрос открытый.

В самой дружбе алкоголика и бабки ничего удивительного не было, пока пьянки, дым дешевого табака и разглагольствования о ничтожестве, окружающих их людей, не перенеслись к нам в квартиру. Бабушка приводила убийцу, усаживала в комнате и наливала первую, потом вторую. Он закуривал, выпив водки, гортанью начинал материться, на чем свет стоит поносить моих родителей. Поначалу слова лишнего человека даже забавляли. Потом наскучили. Однажды спросил бабушку: «Как ты можешь с ним пить? Он унижает твоего сына при тебе же. А ты ему наливаешь и поддакиваешь». Бабушка, словно ребенок Даун, улыбнулась: нет ответа.

На третий приход соседа я сказал: «Пошел вон!» Бабушка схватилась за голову: «Приличного человека гонишь». «Приличный человек» стоял с сигаретой в зубах, да и «стоял» смело сказано. Герой на словах и жалкий в жизни прошел на выход, приговаривая себе под усы: «Я тебя убью». 

Мой список не подлежал публикации. Его, как в старые времена, я лишь огласил. Но оказалось достаточно. Бабушка перестала водить убийцу в квартиру, и стала проводить целые дни у него в комнате, на первом этаже. О чем они беседуют, что пьют и чем занимаются – давно не мое дело. Хотя будь моя воля, внес в «Список» еще бабушку. Пьяная старуха представляет настоящую опасность. Ставит кастрюлю с водой на плиту и забывает зажечь огонь. Газ быстро распростятся по квартире. «Это не я», - еле волоча ноги, уходит спать.

Я, признаться, решительно не понимаю истерию, которую подняли до и после опубликования «списка Магнитского». Особо вовлеченные в тайные миры люди, в основном американские сенаторы и конгрессмены, говорят, что у «списка Магнитского» есть вдобавок ко всему закрытая часть – там российские политики, в том числе глава Чечни Рамзан Кадыров. Его лошадь давно не пускают на родину Барака Обамы.

Попавшим в список, российским следователям, прокурорам и судьям, запрещен въезд в США, а их денежные счета должны быть немедленно заморожены. Таков закон. Однако возникает несколько вопрос. О’кей, в США и раньше пускали не всех, получить визу – процесс сложный и для некоторых, как для народного артиста СССР и депутат Госдумы Иосифа Кобзона дело невозможное. «Список Магнитского» акцентирует некоторые, по сведениям американских властей, плохие русские фамилии. То есть список, как было принято говорить во времена президентства Дмитрия Медведева, посылает сигнал. Но кому?

Российские чиновники, имеющие собственность и счета в США, вряд ли пострадают. Хитрые дядьки действуют скрыто, через представителей. Да и Штаты не та страна, в которой хочется провести безбедную спокойную старость. Страны Европы в нашем случае намного привлекательней. Впрочем, одна из телевизионных теледив, любящая рассказывать о высокопоставленных друзьях, в эфире одного из федеральных каналов взволнованно поведала, что в Кремле (или где-то рядом) боялись «списка Магнитского», как огня. По их сведениям, в нем должны быть не 18, а целых 250 фамилий. Повезло: не представляю, откуда бы российские дипломаты нарыли 250 американских «стрелочников». 

Следовательно, «список Магнитского» - документ для внутреннего потребления. Мол, американцы, не бойтесь, преступные элементы из России в нашу страну не проберутся. Или, конечно, третий вариант: надо было что-то сказать обалдевшим русским, которые довели до смерти в тюрьме русского по национальности и американца по национальности работодателя юриста Сергея Магнитского. Меры сверх травоядные. Напрашивается еще вариант: Вашингтон троллит Москву. Проще говоря – провоцирует.

Провокация может преследовать множество задач. Спровоцировать российскую элиту на ряд глупостей. Что наши чиновники, депутаты и прочие активисты движения «Наши» с удовольствием сделали. Стопроцентное попадание. В рекордные сроки был принят так называемый «Закон Димы Яковлева», запрещающий американцам усыновлять русских детей. В ответ на «список Магнитского» ведомство господина Лаврова выдало свой список. Один из «героев» российского списка с сожалением заявил, что теперь не сможет поехать на дачу в Сочи. Шутка удачная, хорошо демонстрирует политические реалии. 

Получается, мой сосед-убийца оказался умнее, разумнее российских дипломатов и всех этих Вячеславов Никоновых и Сергеев Железняков вместе взятых. Он просто-напросто ушел к себе в квартиру и там продолжает пить, как делал это прежде. Убийца не воспринял мой список, ему все равно. Удивительно, конечно, но подобным образом стоило поступить нашим властям. Ну, какое нам дело, что суверенное американское государство закрывает для некоторых русских границу? У нас, в России, все самое лучшее! Не так ли?

Просто тест. Назови человека «дураком» и посмотри на его реакцию. Если покрутит пальцем у виска, пожмет плечи и пойдет дальше, то догони и пожми руку. Ответит «сам дурак» - перед тобой Россия собственной персоной. Даст по лицу? Это Питер, детка.