Главное сегодня

14/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
11.02.13 15:15
| Просмотров: 456 |

На одном месте

Павел Смоляк

Есть вопросы в обществе, которые периодически возникают и сносят головы доброй половине населения. Диспуты, дискуссии, доходящие до кулачных боев, слезы. Обсуждение смертной казни из той же оперы. Здесь даже не сослаться на цивилизованные страны. Смертная казнь присутствует в самой демократичной Америке и отсутствует в нашей стране, авторитарной России.

В России смертная казнь не отменена. Действует мораторий – одно из главных условий присутствия нашего Отечества в Совете Европы. Однако это не мешает каждый год высокопоставленным государственным чинам вновь и вновь кидать гражданам давно обглоданную кость.

В минувшее воскресенье в итоговой передаче на телеканале НТВ на тему смертной казни высказался министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Процитирую генерал-лейтенанта.

«Я боюсь навлечь на себя гнев противников смертной казни, но, если не как министр, а как простой гражданин — я не видел бы ничего предосудительного в ее возрождении для подобного рода преступников (для убийц 11-летней Ульяны Алексеевой из Иркутской области или 8-летней Василисы Галициной из Набережных Челнов – П.С.). Но, и если посмотреть примеры разных стран: в Европе, в Евросоюзе — один подход, в Соединенных Штатах Америки — другой подход. У каждого государства есть свои особенности, и эти особенности нужно учитывать. Но вот для таких нелюдей, я считаю, что смертная казнь — это нормальная реакция общества на свершившийся факт».

«И вершина любви - это чудо великое – дети», - пел незабываемый Марк Бернес; песня, кто забыл, называется «Я люблю тебя, жизнь» (автор Константин Ваншенкин). Преступления в отношения самых маленьких граждан страны всегда касаются миллионов, становятся «резонансными». С телеэкранов телевизора не сползают репортажи о поисках пропавших детей. К большому сожалению, большей части из них не суждено помочь: выродки, заметая следы, убивают детей. Среди злодеев – родители, словно начитавшись Николая Гоголя, поступают по принципу «Я тебя породил, я тебя и убью!». Никакого раскаяния. Тут рука сама тянется в сторону пистолета. «Это не люди, это звери!» - обыкновенно звучит.

На стороне убийц имени Российской Федерации нынешняя православная церковь, считающая себя нравственным ориентиром любого русского человека. Патриарх Кирилл в прошлом году аккуратно заявил о необходимости восстановления смертной казни «в каких-то совершенно конкретных случаях, когда речь идет о маньяках, массовых убийствах, террористах». При этом, будучи человеком неглупым и просвещенным, клирик предельно четко добавил, при сегодняшних судах и следствии, говорить о возвращении смертной казни преждевременно.

Церковь нередко толкует заезженное «око за око» исключительно как «смерть за смерть». Хотя есть обратиться к главной книге православных, то слова Иисуса Христа (его казнили – распяли на кресте) звучат временами намного человечней: «блаженнее давать, нежели брать», как пример. Отец Александр Мень – его убийцу до сих пор не нашли, а нашли бы – казнили? – однажды отвечая на вопросы прихожан сказал: «В Ветхом Завете сказано: «Око за око». Это юридический закон. Христос нас приводит совсем к другому закону, закону нравственному, где возможно и прощение». Довольно неприятно после этого смотреть опросы Фонда общественного мнения, где две трети россиян считают себя православными и именно эти две трети готовы убивать, плевав на прощение. Когнитивный диссонанс!

А ведь существует простая истина. Жизнь человека и даже немного здоровья не купить в магазине ни за миллион, не за триллион долларов. Можно уберечь себя от болезней и ненамного продлить наслаждение. Но лекарства и здоровый образ жизни не гарантирует никому длинную и спокойную жизнь. Человек в известно степени коварное животное, легко истребляющее себе подобных. Не говорю о ставших рядовыми трагедиях – автоавариях и автокатастрофах. В эти дни закончилось следствие по факту крушения теплохода «Булгарии». Родители погибших малышей требуют казнить виновников аварии.

В одной из книг выдающийся профессор права, первый мэр Петербурга Анатолий Собчак приводит данные о применении в Российской империи смертной казни. Интересные цифры, смотрите. При Александре I было казнено 24 человека, при Николае I – 41 человек, при Александре II – 47 и расстреляны без суда за участие в восстании – 69 человек, при Александре III – 33 человека, при Николае II – было казнено по суду и расстреляно карательными экспедициями – 6 107 человек. За первые полтора года советской власти, пишет Собчак, только расстрелянными органами ЧК (нынешним ФСБ) насчитывалось 8389 человек.

Дальше Анатолий Александрович данные по понятным причинам не приводит. Потому что их нет. Есть приблизительные цифры расстрелянных во времена советской власти. Миллионы жертв «душки» Сталина шли по другим, негласным «статьям». Петербургский писатель Валерий Попов в книге о Дмитрии Лихачеве описывает «расстрельную норму» в 300 человек – именно столько периодически просто так убивали в лагере на Соловках. «После знаменитого визита Максима Горького на Соловки в порядке мести заключенным за их жалобы чекисты расстреляли 300 заключенных», - приводит Попов неопровержимый факт. Только по случайности выдающихся академик Лихачев не попал позже в число очередных 300-х смертников: его успели предупредить, он спрятался, и вместо него расстреляли другого. Официально все расстрелянные погибли своей смертью.

Я не знаю, зачем и кто вечно начинает дурацкие масштабные дискуссии о смертной казни. Кажется, все происходит само собой. Вот спросили министра Колокольцева, он ответил. Впрочем, это очень простое понимание ситуации. Интервью на федеральных каналах долго согласовывают в администрации президента, репетируют, а зрителям преподносят чудесное блюдо, где каждое слово, высказанное косноязычным генералом, на своем месте, ничего лишнего. Пожалуй, где-то решили, мол, лучше по миллионному кругу обсуждать смертную казнь, чем плохую работу полиции и следователей, крах семьи и всего прочего, - что там у нас на «повестке дня». «Мои друзья, мои подруги, Смерть возвратила вас на круги», - вспоминается шестидесятилетней давности строки француза Кокто.

Напоследок. В журнале «Новый мир» однажды был опубликован рассказ бывшего начальника учреждения УА-38/1 УИТУ МВД АзССР Халидм Махмудовича Юнусова. О том, как убивали в СССР.

«Делалось это так и до меня, и мне тоже, как говорится, по наследству передали. Происходило все ночью, после двенадцати часов. Обязательно долж­ны были присутствовать начальник тюрьмы, прокурор по надзору <…> врач — начальник медицинской экспертизы, который констатировал факт смерти, и представитель информационного центра, занимавшегося учетом. <…> У меня за три года работы было человек тридцать пять. И ни одного квартала, чтобы никого... <…> Забирая осужденного на исполнение приговора, мы не объявляли ему, куда ведем. Говорили лишь, что его прошение о помиловании указом Президиума Верховного Совета отклонено. <…> Какой бы внутренней силы человек ни был, в тот момент ему не говорили, куда ведут. Обычно: „Иди в кабинет”. Но они понимали, зачем. Начинали кричать… <…> „Кабинет” небольшой, примерно три метра. Весь закрыт наглухо, только маленькая форточка. <…> Люди реагировали в тот момент по-разному. Бесхарактерные, безвольные сразу же падали. Нередко умирали до исполнения приговора от разрыва сердца. Были и такие, которые сопротивлялись — приходилось сбивать с ног, скручивать руки, наручники одевать. Выстрел осуществлялся револьвером системы „Наган” почти в упор в левую затылочную часть головы в области левого уха, так как там расположены жизненно важные органы. Человек сразу же отключается. <…> Надо стрелять, чтобы он сразу умер…»

Не зарекайтесь.