Главное сегодня

14/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
02.02.13 04:25
| Просмотров: 485 |

Бесконечный коммунальный ад

Павел Смоляк

Страшные фотографии тривиального советского и теперь российского быта. Кухня метров пятнадцать: топчутся полупьяные мужчины (обычно курят) и некрасивые женщины (у плиты), любопытствуют злые старухи, под ногами ерзают чумазые дети, с ненавистью толкают один на всех игрушечный самосвал в мозолистые взрослые пятки. Это коммуналка, символ несвободы и нищеты, лживого братства.

Я ненавижу коммунальные квартиры. И любое переселение в отдельное жилье совершенно незнакомых людей встречаю точно победу над личным врагом, опасным, коварным, надменным, тем, что поработил половину мира, но споткнулся, встретив народ, и был разгромлен мужиками с деревянными палками, как в последнем фильме Никиты Михалкова.

Взять Шушары, частичку одного из районов Петербурга. Мой личный символ свободы. Изредка проезжаю мимо свежих многоэтажек в этом поселке. Радуюсь, краской пахнет. Приятно думать, что люди перебрались в долгожданное свое жилье, без чужих мужиков в засаленных майках и нравоучительных теток в махровых халатах. Обычно новые квартиры в Шушарах получают ветераны Великой Отечественной войны и жители блокадного Ленинграда. Государство отдает долги или просто хочет иногда казаться человечней. До центра пятнадцать минут на автобусе (без пробок) и еще столько же на метро. Сам однажды был свидетелем безмерного счастья старушки, блокадницы, которая после долгих мытарств съехала из коммуналки на улице Рубинштейна. Она стояла на улице и хвасталась бумажкой – ордером.

Я жил в коммунальной квартире. Не вспомню, правда, детали. К счастью, было детство. В детстве все очень просто. Пять или шесть лет исполнилось, когда единственную оставшуюся соседку сбил троллейбус. Ей было много лет, не знаю, где-то семьдесят или восемьдесят. Она была хорошо воспитана, в комнате покоился рояль, соседка играла дореволюционных композиторов, обращалась исключительно на «вы» и носила платья, очень похожие на наряды Анны Карениной из одноименного фильма Джоя Райта. Живая, всегда счастливая и ненавидящая советский уклад, дореволюционная благородная девица, угощала меня конфетами. Мертвой я ее не видел. Родственники забирали вещи сутки, в основном все выкинули, пытались продать нам рояль, отец категорически отказался. Оставили мебель – что хотите, то делайте, сказали наследники. Существовал СССР, умер Андрей Сахаров, мечтавший прописать в Конституции страны право на счастье. Чужая комната стала нашей, родительской. Дед через неделю клеил новые, тогда казалось «царские» обои, а мама примеряла место для детской кроватки, готовясь родить еще одно ленинградское дитя.

Коммунальных квартир в Петербурге в наше время, в XXI веке прогресса и инноваций, предостаточно. Власти давно прекратили что-либо обещать, банально закрывают глаза и не видят, пожалуй, главной проблемы города, который хочет быть туристической Меккой. Призывы неравнодушных граждан тонут в потоке цифр, чиновничьих рассуждений, дескать, нет средств для расселения, нет мест, куда селить, тем паче, многие не согласны, выбирают коммунальный центр, чем paradise на задворках. Пиджаки обычно врут, создавая невыносимые условия для строителей и инвесторов, облагая дополнительными неофициальными налогами. Или просто-напросто пускают «лишние» бюджетные деньги (500 млн рублей) на реставрацию очередной резиденции губернатора на Каменном острове.

Вот вспомнилось. Валентина Ивановна Матвиенко, бывший губернатор, в любом интервью гордо воркует, мол, ей, почетной блокаднице (!), не стыдно, она-то исполнила программу президента страны: каждый ветеран ВОВ (к ним причисляют жителей блокадного Ленинграда) получил отдельную квартиру. Опять неправда. Один из петербургских каналов организовал акцию «Блокадники в коммуналках». Всего за декабрь-январь 2012-2013 гг. журналисты узнали сотни историй, которые, по словам сенатора Матвиенко, не могут быть, так как президентская программа в городе выполнена на 100%. Однако факт. Появившийся в специальной передаче вице-губернатор, отвечающий за ЖКХ, информацию жителей города подтвердил. Хоть тут приятно, не уподобился Валентине Матвиенко, обошелся без вранья.

В Петербурге тем временем уже шестой год действует специальная программа (региональный закон) по расселению коммунальных квартир. В ней, правда, честно утверждается, от коммуналок наш город не избавиться долго, а, значит, никогда. «К 2011 году будут улучшены жилищные условия 110 тыс семей, проживающих в коммунальных квартирах, а количество коммунальных квартир в данный период должно сократиться на 40 %. К 2016 году количество коммунальных квартир должно сократиться на 80 %», - гласит документ. Для ясночти, 80% - это 97 тыс семей (214 тыс человек). Всего город до 2016 года готов потратить на расселение коммунальных квартир 75 млрд рублей, но все равно мало. И зачем ждать 2016 года? Все можно было сделать уже в этом, 2013 году, если бы деньги на строительство никому ненужного стадиона (45 млрд рублей) или четырехсотметровой башни «Газпрома» (50 млрд рублей), отправить на благо горожан, толпящихся в очереди в обыкновенный сортир.

Из последнего, как бы P.S. На этой неделе, 30 января, петербургские депутаты попросили губернатора построить храм-часовню вместо жилого дома на углу Ириновского проспекта и улицы Коммуны. Это не идея Виталия Милонова, но он ее поддержал. Открыто против выступил только депутат Вячеслав Нотяг; к нему при голосовании присоединились еще шесть парламентариев – Максим Резник, Ольга Галкина, Сергей Трохманенко, Любовь Седейкиене, Виктор Ложечко и Марина Шишкина. Безразлично не стал голосовать по вопросу москвич Григорий Явлинский; целиком проголосовала фракция КПРФ – идеологические потомки тех коммунистов, что когда-то сносили храм. Губернатор, кстати, три месяца назад ответил митрополиту Владимиру: «выделить земельный участок для строительства храма-часовни не представляется возможным». Однако депутаты, 36 человек, настаивают. Сомневаюсь я в happy end.