Главное сегодня

07/12/2019 ВСЕ НОВОСТИ
08.01.13 11:10
| Просмотров: 449 |

Там, где нас нет

Павел Смоляк

Первые дни января замечательны своим спокойствием. Люди, сторонясь друг друга, после домашней попойки еще побаиваются мира, вылезают в утро, фактическую темень, и идут по намеченному маршруту. Они не говорят, даже шагая в паре, переставляют ноги не в лад, все молча, а в телевизоре и интернете обсуждают французского актера Депардье и его российское гражданство, бубня по-стариковски: Жерар предал Родину.

Я тоже грешен, где-то внутри себя чувствую проступок, хотя от меня ничего не зависело и не зависит. Все помню: глаза в слезах в день присяги нового президента Франции. В дождь, без зонтика (не предусмотрен протоколом) мок президент. Я смотрел прямую трансляцию из Парижа, присев от волнения на край ленинградского дивана. Мокрый Олланд – мой президент, а еще недавно мой кандидат. Он обещал свободу, братство и равенство. А потом, спустя месяцы, я узнал, что мой президент обещал поднять налог для богачей. Оказалось, не новость, просто я пропустил мимо ушей, и теперь нервно курил, стряхивая пепел на мокрый подоконник: дождь добрался до нас.

Вряд ли когда-то я буду думать, сколько мне придется заплатить налогов с дохода в двести миллионов долларов. Двадцати, думаю, не будет; два – оставлю для мечты. Французский президент предложил отдавать в казну 75% налогов с одного миллиона триста тысяч евро дохода. Без высшей математики понятно, ох как много. Нет больше стимула. Зачем работать, трудиться, стараться быть первым, если все равно придет казначей и все, согласно новеллам нового закона, отнимет. Правда, вмешался Конституционный суд, сказал, что налог чрезмерно велик, однако президент Олланд мнение не изменил, найдет лазейку.

«Дай Бог, чтобы твоя страна не пнула тебя сапожищем» - предостерегающие строчки русского поэта Евгения Евтушенко с каждым годом звучат страшней, и не только в России. Сам поэт более двадцати лет живет в США, преподает в одном из университетов. Согласятся многие, даже последний циник не позволит себе сказать в сторону 80-летнего гения «предатель». Из «врагов народа» (как легко злодеяния государства прикрывать волей народа) в СССР можно было создать вторую по численности партию, если не первую. Опять же Евтушенко однажды заметил: «почему-то врагами государства чаще всего называют его лучших людей». Плохой пример заразителен: актер Депардье в глазах французских чиновников стал «врагом» (пускай старый и пьяница),ничего теперь поделать нельзя.

Наверное, Жерар Депардье когда-нибудь, отвечая на вопросы тележурналиста Владимира Познера, подробно расскажет, зачем ему понадобилось российское гражданство. Пока что, глядя как он улыбается белыми зубами, демонстрируя новый паспорт, сложно заподозрить (все же) иностранца в иной корысти, как исключительно желании банально сохранить заработанные честным путем деньги. Бизнес Депардье самый сложный, он – актер, ресторатор, винодел.

В 1991 году для миллионов советских граждан вдруг не стало родины. Патриоты, сумасбродные державники с портретами Сталина, за исключением группы КГЧП и журналистов двух столиц – Проханова и Незворова, не вышли на улицы, не стали защищать отечественный суверенитет, напротив, вчерашние советские офицеры, не мешкая, приняли присягу новой страны, позабыв, что присяга дается один раз в жизни. Были, для верности слова, самоубийства генералов, остальные многозвездные военные предпочли приспособиться, точно приказ, отменили одну и присягнули другой державе. Народ шел следом.

Печально осознавать, вся история России – несправедливость и иностранщина. Править странной в IX веке позвали Рюрика с его родственниками и дружиной, которых часто принимают за двух братьев – Синеуса и Трувора. Петер Великий основал первый российский европейский город - Петербург, принеся в страну все лучшее (спор уместен) с Запада, в том числе саму власть. Русский царь (что Екатерина II, что Иосиф Сталин), плохо изъясняющийся на русском, стал нормой Российской империи. Да советскую мощь на минуточку невозможно представить без иностранных агентов, передававших российским (советским) ученым чертежи смертоносного оружия (ни в коем случае не умоляю заслуг наших ученых).

Российские оппозиционеры всех мастей (не поднимается рука написать «вольнодумцы») принялись за открытые письма к Жерару Депардье. Ему напоминают, что Россия – страна, запретившая усыновлять американцам детей, которые теперь потеряли всякую надежду на семью. Здесь свобода слова – вещь условная, при словосочетании «независимый суд» смех. Тотальная коррупция и человеческая жизнь ничего не стоит. На троне – изувер окружении льстивых алчны попов... Каждый прав.

«Хорошо там, где нас нет», - повторяла мне бабушка; я лет с шести хотел уехать в США (в девяностые грезилось – там рай), потом во Францию (страну богемы и буржуазии). Внешне соглашаясь, в глубине души завидовал богатеям и авантюрным рожам, переселявшимся во Францию, Бельгию, Швейцарию, Финляндию, Германию и USA. Они нисколечко не предатели, просто ищут себе лучшей жизни. С Депардье аналогично, порадуемся за него.