Главное сегодня

20/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
20.07.12 20:05
| Просмотров: 586 |

Бешеные М.

Павел Смоляк

Девушкам из скандальной пан-группы Pussy Riot еще как минимум полгода сидеть в СИЗО, так решил суд, руководствуясь доводами прокуратуры и адвокатов потерпевшей стороны, считающих, что тремя барышнями, спевших «Богородица, Путина прогони» в храме Христа Спасителя, руководит лично Сатана. Но я совсем не о них. В последнее время сознание порывается переименовать скандальный коллектив, ибо название Pussy Riot («Бешеные матки»), кажется, по праву принадлежит государевым женщинам – Матвиенко, Мизулиной и Москальковой, трем М.

Издалека, пожалуй. Женщинам в политике не место (есть правда исключения – Галина Старовойтова тому подтверждение, но ее судьба, как и всех исключений из правил, печальна). Сто примеров почему. Препарируем первой Валентину Ивановну Матвиенко. Женщину статную, спортивную, мудрую. Все достоинства госпожи главы Совета Федерации можно продолжать почти до бесконечности, но главное – она мать. Чтобы не делала Валентина Ивановна на благо Петербурге в бытность губернатором города, оставалась матерью, и не могла отказать ни в чем родному чаду. Так на берегах Невы появился еще один успешный предприниматель, имя которого до сих пор некоторые произносят шепотом: вдруг мама рассердится.

Или Елена Мизулина. Многолетний парламентарий, менявшая фракции чаще, чем Валентина Матвиенко свои шикарные наряды, дослужилась до главы парламентского комитета и теперь отвечает за женщин и детей, сиречь нравственность. Оказалось, по словам депутата из «Справедливой России», все, кто выступает за вольномыслие, педофилы. А с педофилами в нынешние времена поступают так, что нацистским преступникам, дожив они до сегодняшних дней, смертные приговоры показались бы раем.

Педофилы, по мнению «эсерки» Мизулиной, окопались везде, а больше всего их в социальной сети «ВКонтакте» и других сайтах, где детей учат убивать себя и растлевают волосатые лапы дядек, набивающие приватные сообщения на клавиатуре. Понятно, что под предлогом защиты детей можно запретить все, даже самих детей, но чаще всего от сумасбродных законов из-под пера Мизулиной страдают люди, которые готовы сопоставить телевизионную картину и реальность, крикнуть в, прости господи, голубой экран: «Не верю!».

Зная «эсерку» первый год, пришел намедни к единственному, на мой взгляд, верному выводу: действует Мизулина вполне искренне. И уже воображаю, когда малограмотные чиновники «за пропаганду суицида», скажем, закроют оппозиционную (или позволяющую критиковать) газету, на страницах которой привели статистику самоубийств детей, «эсерка» (благо доктор юридических наук) с пеной у рта будет талдычить, что главный редактор педофил и атеист – впрочем, в нашей России это уже почти синонимы.

Дальше всех пошла депутат и милицейский генерал Татьяна Москалькова, предложившая ввести в Уголовный кодекс статью «за покушение на нравственность и грубое нарушение правил общежития, за действия, посягающие на честь и достоинство граждан, нравственные устои общества». Санкции «эсерка» пока не озвучила. Предположу, следуя законотворческой практике, в случае одобрения генеральской инициативы, за матерное слово, сказанное на улице, придется заплатить миллион «деревянных», а за попытку справить естественную нужду в темной подворотне 400 часов исправительных работ, или штраф в три миллиона рублей, или заключение под стражу до двух лет.

Специально не пишу, почему эти законы вредны, их названия говорят сами за себя. Я в слезах, однако. Мне жалко Матвиенко, которая верит в мифическую пропаганду гомосексуализма, заботится о чистоте помыслов, раздавая бюджетные заказы кровиночке Сереже. Мне обидно за юриста Мизулину, которая не в курсе, что детскую порнографию в сеть во многих случаях выкладывают сами дети (маленькие девочки любят демонстрировать «неопределенному кругу лиц» свои прелести), и, разумеется, печалит, когда генерал Москалькова уверена, что посадив за решетку любого, кто помочился не там, где следует, среди сора начнет расти Нравственность.

Противно, что эти женщины, дамы в годах, которые должны нянчить внуков, занимаются не своим делом, прикрываясь заботой о детях, выполняют заказ на полное истребление инакомыслия. Из уважаемых политиков (кто-то же за них голосовал) Матвиенко, Мизулина и Москалькова превратились в бешеных М., требующих внимания, словно сварливые бабки, живущие спокойно только в состоянии бытовой (в нашем случае – гражданской) войны.

Подумать, между тремя М. и Pussy Riot больше общего, чем различий. Если одни сплясали на священной для узкой группы православных граждан сцене, то государевы дамы не первый год танцуют, хотя трудно это танцами назвать, лучше – неуклюже топчутся (да простят мне пафос) на самом святом для свободомыслящего человека, живущего по нормам права, а не по понятиям, - на Законе, на Конституции.

Иногда думаю, быть может, пускай примут самые глупые законы, пускай они вступят в силу и будем выживать. Ведь никто в этой жизни не застрахован. Вчера ты на царстве, сегодня твой труп пинают сотни опьяненных от угара долгожданной свободы пацанов (не так мечтал умереть царский генерал Корнилов). Придет время, внучка Матвиенко полюбит девушку, а Мизулина влюбится в мальчика, Москалькова матом выскажет, что об этом думает – и понесем мы, я точно, пирожки в СИЗО трем дамам. Внутри, сквозь решетку, посмотрим другу дружке в глаза и молча скажем: «Прости». Или ничего не скажем.