Главное сегодня

19/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
04.05.12 18:30
| Просмотров: 313 |

Плюс сто тысяч

Павел Смоляк

Даже увядающий президент Дмитрия Медведев не понимает, почему сотни тысяч людей содержатся в СИЗО, когда могли бы отбывать предварительное заключение на воле или под домашним арестом. Сокрушается главный тюремщик страны, правозащитники и, разумеется, подсудимые, но воз и ныне там.

В прессе каждую неделю появляются заметки о вопиющих уголовных делах. Например, в Красноярском крае 25-летнего журналиста Олега Леонтьева кинули в камеру следственного изолятора, потому что якобы 22-летний следователи решил, что парень виновен в развращении 11-летней девочки. Конечно, живя за несколько тысяч километром, мы можем не знать каких-то нюансов, но всяко вряд ли парень из обычной семьи, получив хорошее образование, вдруг решит показать свои гениталии малолетней школьницы. Да и вдуматься, что это за страна, где кидают в тюрьму за обнажение половых органов.

Впрочем, дела с душком педофилии российские следователи любят и доводят до конца, даже в тех случаях, когда все факту говорят, что обвиняемый (подсудимый) невиновен. Тут обратной дороги нет. Борьба, конечно, борьбой, но педофилов от правоохранительной мистификации не становится меньше. Еще «помогают» в нелегком деле парламентарии, те самые народные избранники, которые под видом нравственного воспитания детей и борьбы с аморальной нечистью, принимают законы, запрещающие мифическую пропаганду педофилии. Или больше: петербургский депутат Виталий Милонов предлагает кидать на два года в тюрьму за оправдание педофилии, то есть секс совершеннолетнего с лицом, не достигшим 16 лет. Представляю, как будет обескуражен какой-нибудь француз, сдуру ляпнув, дескать, в его стране возраст согласия 15 лет и это нормально, и тут же угодит за решетку.

Но не одни педофилы представляют угрозу для государства, судя по показательным уголовным делам. В последние годы следователи с радушием «расследуют» откровенно политические дела, в которых им помогает, наверное, самое известное подразделением МВД – Центр «Э». Отдел, призванный бороться с экстремизмом, видимо, чтобы далеко не ходить, экстремистов назначает сам, а прокуратура и следственные органы при наличии, но публичном отрицании «палочной системы» берут дела на особый контроль. Так, уже несколько недель по подозрению в убийстве находится в СИЗО националист Даниил Константинов. Суд, следствие, прокуратура отметают все доказательства защиты, специально не обращают внимания, что подозреваемый в момент убийства находился на другом конце города, празднуя день рождения матери. Очень схожая история с парнем, которого обвиняют в педофилии, правда, в том случае, когда следователь узнал, что у подозреваемого есть на определенно время алиби просто время преступления подогнал к удобному для дела, то есть для себя.

Или взять «дело 12 нацболов». Петербургских активистов «Другой России» обвиняют якобы в организации и участии в запрещенной судом «Национал-большевистской партии». Дело расследовалось на самом высоком уровне, долго и насчитывает почти два десятка увесистых томов. Дело уже рассматривает суда, а все 12 подсудимых, к счастью, пока находятся на свободе, хотя их грозят серьезные сроки от 2 до 3-х лет лишения свободы. Дело, говорят адвокаты, абсурдно само по себе, потому что следователи не смогли найти в действии двенадцати подсудимых экстремизма, а участие в запрещенной НБП заключалось – внимание! – в переходе дороги на запрещающий сигнал светофора и матерщине.

Нечто похожее в пресловутом деле девушек из группы «Pussi Riot», которые третий месяц сидят в СИЗО. Поступок дамочек можно расценивать с разных позиций, но закон не допускает двойного толкования, и когда все юристы хором твердят: действие девушек в храме Христа Спасителя – административное правонарушение, суд и следствие, даже при наличии оправдывающей «артисток» экспертизе, идут на самые жесткие меры.

Будучи по профессии юристом, я помню, как нас учили и чему учили. Сложно поверить, но сегодня, откровенно говоря, юристов ничему не учат. Старых милиционеров, прокуроров и следователи отправляют на пенсию, на их место приходят новые, совсем молодые следаки, для которых «преемственность» что-то из сказки или фильма «Рожденная революцией». Разумеется, следователю и милиционерам проще посадить человека в СИЗО, авось сознается, сломается, но вот и президент говорит, что «тюрьма еще никого не перевоспитывала до такой степени, чтобы человек оттуда выходил другим, это правда».

Каждый год из зала суда или следственного изолятора освобождаются почти сотня тысяч невиновных граждан. Прокуратура или следствие не смогло доказать их вину. А в некоторых, самых вопиющих случаях, доказывать было нечего, так как преступление – плод фантазии, порой подкрепленное злым умыслом или слюнявыми купюрами денег. Мало кто получает банальные извинения, никто – компенсации, ни за моральный вред, не за поломанное навсегда здоровье.

«Через тюрьму пропускают много таких людей, которым там делать нечего», - слова бывшего директора ФСИН Юрия Калинина. Пожалуй, дело в ответственности, никто из прокуроров или следователей даже не думают брать на себя вину за погубленные месяцы или годы человека в СИЗО или тюрьме. Наверное, пора начать штрафовать недобросовестных следователей или охотно применять уголовные статьи, например, «фальсификация доказательств». Ежели никак, то еще проще – убрать из Конституции надоевшее слова «правовое государство», это сразу в 1-й статье – докладываю, чтобы долго не искать.