Главное сегодня

14/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
20.04.12 09:05
| Просмотров: 559 |

ЛГБТ и государевы мужи

Павел Смоляк

Недавно мне позвонил молодой активист партии власти и попросил помощи. «Сколько же можно?» - почти с возмещением спросил, услышав тему будущих дебатов, планируемых в Петербурге. «Честно говоря, надоела тема. Когда же про них все забудут», - искренне продолжил я ответ на вопрос. «Никогда», - спокойным голосом сказал мой собеседник.

ЛГБТ – вопрос политический, тут как не хочешь, так вышло. И отношение к геям и лесбиянкам – любимая либеральная лакмусовая бумажка, которая расставляет все точки над i в сложном политическом многообразии. Нельзя быть демократом и либералом не признавая права человека, в том числе права геев; как нельзя быть патриотом, не призывая сжигать на кострах лесбиянок. Разругавшись с демократом Ельциным, в 1993 году вице-президент и генерал Руцкой знал, чем стращать избирателей в Новосибирске: «Вы же видите, кто голосует за президента и как оболванивают людей. Голосовали спекулянты, проходимцы, ворье. А сейчас еще будут голосовать «голубые», педерасты – потому что по ним приняты решения, и они сейчас легитимные».

Вообще символично, что закон о запрете мифической пропаганды гомосексуализма (90% жителей страны никогда с таковой пропагандой не сталкивались – официальный опрос, между прочим) придуман в недрах «Единой России». У активистов партии власти всегда так, с ног на голову. Сколько раз бедного Борю Немцова пристыжали, мол, гад, дружишь с опальным Борисом Березовским, вот и фотка есть, а Ефимыч только белыми зубами в ответ улыбался и напоминал несмышленышам имена реальных отцов, точнее имя отца-основателя блока «Медведь» (он же «Единство»). Так вот. Борис Березовский «Единую Россию» придумал, а самые реальные геи партию создали.
В далеком 1999 году ныне забытая организация «Поколение свободы» стала одним из пяти объединений, которые создали блок «Единство», предтечу «Единой России», где Виталий Милонов числиться в идеологах. Позволю кратко процитировать несколько строк из книжки Ильи Жегулева и Людмилы Романовой «Операция «Единая Россия».

«По закону, учредителями предвыборного блока должны были выступить как минимум пять общественных организаций. Этим вопросом технологи занялись за две недели до окончания регистрации. Все приличное к тому моменту, понятно, уже было разобрано. В поисках пригодных для дела остатков технологи подробно изучили данные регистрационной палаты. «А что такое «Поколение свободы»? – интересовалась [политтехнолог Юлия] Русова. «Клевые ребята, оставляй!» - отвечали штабисты, путая движение секс-меньшинств с движением МЖК, реализовавшего в СССР идею доступного жилья для молодежи. Первый же «слет» «Единства» показал безвыходность «медвежьего» положения. В зал вошли качки Александра Карелина, за ними появились афганцы Франца Клинцевича <..> и вот, наконец, первый нормальный образ. В распахнувшуюся дверь вошла дама со светлыми локонами, в кружевном жабо. Мужчины бросились придержать дверь, дама повернулась, очевидно, чтобы поблагодарить, и оказалось, что у обладательницы прекрасных локонов на лице растет борода. Вслед за хозяином бороды появилась и его свита из «Поколения свободы». Съезд срочно решили сделать закрытым для прессы».

В Государственную Думу в итоге прошли Владимир Семенова, Андрей Вульф, Александр Баранникова и Владимир Коптева-Дворников. Господин Вульф – самое замечательное – в парламент попал по петербургскому списку «единороссов», после того как Борис Грызлов возглавил МВД. В газете «Комсомольская правда» тех лет о четверке писали без стеснения: «На днях я сама стала невольным свидетелем диалога двух седовласых депутатов в думском лифте: «Слыхал, у нас уже гомики в Думе заседают! Докатились!» «А я ведь с самого начала чувствовал, какие-то они не такие, а один из них даже в Кремль к Путину заявился в розовой сорочке с рюшечками!» .

Ребята, впрочем, с тех пор разбежались, кто куда, но из политики не ушли. Господин Вульф, например, занялся организацией олимпийских игр в Сочи, а Александр Баранников руководит секретариатом вице-премьера Александра Жукова.

Чего греха таить, геи во власти существовали всегда. Даже в тяжелое советское время, когда над каждым геем весел дамоклов меч 121-й статьи, партийные боссы закрывали глаза на «недуг» соратников – пример тому ленинский нарком Георгий Чичерин. В царские времена за любовь к собственному полу ссылали в далекие края, «приватизировали» имущество и клеймили позорными словами. Правда, так поступали только с простыми смертными - слугами и ремесленниками; господам близким к царскому двору позволялось все.

Знаменитый, увы, ныне покойный профессор Игорь Кон приводит занимательные факты. При Александре I гомосексуальными наклонностями славились министр просвещения и духовных дел князь Голицын и министр иностранных дел, а затем канцлер Румянцев. Влиятельный деятель конца XIX – начала XX века издатель газеты «Гражданин» князь Владимир Мещерский, которого Владимир Соловьев называл «Содома князь и гражданин Гоморры», пользуясь личной дружбой с императором Александром III, открыто раздавал своим фаворитам и «духовным сыновьям» высокие посты. Когда в 1887 году его застали на месте преступления с юным трубачом в одной из гвардейских частей, против него ополчился всемогущий обер-прокурор Священного Синода Победоносцев, но Александр III велел дело замять. Подумать только, «имперку» придумал покровитель извращенцев.

Среди нынешних государственных мужей тоже есть «герои» моей заметки, но назвать их страх не позволяет, хотя в свободной прессе писали, быть может, враки, однако писали о Германе Грефе, Геннадии Селезневе, Вячеславе Володине и многих других, даже где-то в гомосексуалы записали Виталия Милонова, но это, видимо, от гейской злобы его недоброжелателей.