Главное сегодня

13/07/2020 ВСЕ НОВОСТИ
01.10.11 10:05
| Просмотров: 356 |

Почему не надо искать союза с КПРФ

Федор Бирюков

Лейтмотивом вчерашнего телепоединка Сергея Миронова и Геннадия Зюганова стало возможное заключение союза между «Справедливой Россией» и КПРФ против «Едтиной России», партии власти. Много говорили о необходимости объединяться, действовать вместе против политического монополизма. Причем, у Зюганова получалось, что для этого всем остальным просто надо вступить в КПРФ. Я же уверен, что с этой компартией ни в какие предвыборные и прочие союзы-коалиции вступать не нужно и более того – вредно. Объясню, почему.

КПРФ – давняя опора власти. Еще не было «Едра» и в проекте, зато уже вовсю «боролась» КПРФ. Напомню, что Зюганов получил высочайшее позволение представлять негодующие народные массы в Госдуме – ярлык на сидение – после кровавого октября 1993 года. В те дни он демонстративно отдалился от конфликта и тем самым заслужил доверие Ельцина. Как и Жириновский. И после первых думских выборов КПРФ стала официальной «оппозицией его величества». Зюганов клеймил Ельцина с парламентской трибуны, а потом смаковал вместе с ним игристое вино. Помню, газета «Завтра» рассержено опубликовала такое фото: Ельцин, Зюганов и кто-то еще пьют шампанское в кулуарах.

Забыли, сколько уже было «партий власти»? «Выбор России», «Наш дом – Россия», «Единство», потом уже «Единая Россия». Партии власти меняются, КПРФ же остается, твердой рукой своего несгибаемого вождя проводя курс на стратегическое обслуживание власти. 1996 год, о котором Миронов напомнил Зюганову во время вчерашнего эфира, стал апофеозом зюгановского конформизма. Теперь он, конечно, может говорить, что спас страну от гражданской войны. Это распространенная среди «патриотических пораженцев» версия. На самом деле тогда Зюганов спас «семью», ее влияние, капиталы, а также свободу. И предал окончательно - раз и навсегда - всех своих сторонников. После 96-го с Зюгановым не о чем разговаривать, только если у следователя. А вы говорите: союзник!

Именно КПРФ – твердая левая нога власти. Ее задача – канализировать народное недовольство, обеспечивая безопасность правящей элиты. Ведь если пар благополучно выходит в трубу, нечего опасаться. Разумеется, нет ничего хуже для КПРФ, чем присутствие нормальной левой партии на одном поле. СР для КПРФ – лютый враг.

В схеме «собака лает, караван идет» функция собаки отведена зюгановским хлопчикам. А караван идет-идет, увозя из страны капиталы, природные ресурсы, историческое время. Полагаете, сам Зюганов не понимает всего этого? Но он же не дурак, значит – прекрасно понимает. Оттого-то его роль в нынешнем политическом театре не только позорна, но и преступна.

Зюганов любит приписывать своей фирме историю РСДРП, ВКП(б) и КПСС. Они выписывают мертвому Ленину членские билеты и мандаты, напоминая секту некромантов. Но в этом есть смысл: своих-то успехов, помимо ловкого обмана избирателей на протяжении двадцати лет, - ноль. Поэтому на помощь за кости притянуты мертвые. Вот только что они скажут Геннадию Андреевичу и компании, когда придет время встретиться по ту сторону всех барьеров?

Уже неоднократно предпринимались попытки объединения левой и патриотической оппозиции в один кулак. На заре 90-х был создан ФНС – Фронт национального спасения, чьей «реинкарнацией сверху» теперь явился Общероссийский народный фронт Путина. ФНС сгорел в пожарище белого дома в 93-ем. Зюганов любил заседать в президиуме ФНС, но в пекло не полез. А лидер ФНС Илья Константинов теперь в «Справедливой России». В 96-ом году, накануне президентских выборов, был создан, если помните, НПСР – Народно-патриотический союз России. Потом его захватил и «загасил» Семигин. НПСР объединил совершенно разные силы. Коммунисты и национал-патриоты, вменяемые демократы типа Говорухина и радикалы вроде Макашова вместе решили было помочь свалить ненавистный ельцинский режим. Но Зюганов в итоге сдался. И с тех пор, повторяю, с ним не о чем говорить.

И «Родина» делала попытки тактического сближения с компартией. Результат был заранее предсказуем…

Много раз пытался блокироваться с коммунистами-зюгановцами Лимонов. Но они всегда его кидали! Как, впрочем, и всех остальных «союзников». Ведь Зюганов говорит: «Союз», но подразумевает: «Партия». Все очень просто. Единственный субъект политики, кому Зюганов верен всегда, это Кремль. Вне зависимости от того, кто конкретно в нем работает. Такой тотальный оппортунизм – хроническая болезнь КПРФ как наследницы не ленинско-сталинской большевистской гвардии, а пугливой горбачевской компашки «а-ля ГКЧП».

Предлагать КПРФ союз – все равно, что садиться играть в карты с шулером, про которого ты знаешь заведомо, что он шулер. Я отлично помню, как в 2006 году на выборах в Госсовет Чувашии местный ЦИК действовал в связке с КПРФ. В результате выборами остались довольны только «Единая Россия» и КПРФ. И коммунист на утреннем заседании избиркома, первом после выборной ночи, довольно вещал, что все остальные партии просто «плохо работали». Рядом восседала глава республиканского ЦИК Людмила Линик, которая не так давно подала в отставку. Линик стало стыдно, а вот коммунистам – все божья роса…

Пока существует КПРФ, кремлевским мечтателям можно спать спокойно: их тылы надежно подпирает мощный Зюганов. И задача настоящей оппозиции сегодня – сломать хребет монополии КПРФ на оппозиционность. Это тактический вопрос, от решения которого зависит дальнейшая стратегия всех, кто не довольствуется ролью статиста при дворе. Если оппозиция не становится властью, грош цена такой оппозиции.

Разумеется, эти строки – не о рядовых честных коммунистах, годы напролет пашущих на «папу Зю». Но ведь в любой партии найдется достаточное число порядочных людей, гораздо больше, чем нашлось праведников в Содоме и Гоморре. И если вдруг появится Партия каннибалов, то и там мы обнаружим пару-тройку отличных ребят. Но я сейчас пишу не о таких вот хороших людях. Я пишу о лукавстве верхушки КПРФ, с которой никому не надо объединяться. Себе дороже выйдет.