Главное сегодня

17/11/2019 ВСЕ НОВОСТИ
09.12.10 11:25
| Просмотров: 640 |

Русское гражданское единство

Евгений Валяев

«Сербский сценарий» выездного футбольного матча повторился в городе Жилина (Словакия) на матче Лиги Чемпионов, где одноименный словацкий клуб принимал московский «Спартак».

Начало матча не предвещало нестандартного развития событий, но уже через три минуты игры главный рефери матча Кевин Блом приостановил матч, а команды покинули поле. Со спартаковского сектора летели на поле зажженные файеры, на трибунах взрывались петарды, дымовая завеса заполняла небольшой стадион. Словацкие фанаты притихли.

Обычное околофутбольное хулиганство? Нет.

Я же написал, что повторяется именно «сербский сценарий». А о нем я подробно рассказывал в предыдущей колонке. Тогда в Италии сербские фанаты выдвигали политические требования с трибуны, фактически утроив настоящую демонстрацию. И перед тем матчем в Сербии происходило большое количество событий, к которым нельзя относится нейтрально: массовые аресты молодых политических лидеров, происходившие из-за массовых беспорядков во время разгона в Белграде «гей-парада».

Но причем тут Россия и Москва, спросите вы? Гей-парадов у нас не проводится, массовых арестов политических деятелей не наблюдается.

6 декабря 2010 года в Москве был убит болельщик московского «Спартака» Егор Свиридов. Он должен был вылететь на матч «Спартака» в Словакию. Егора и его друзей сначала избила превосходящая в числе бандитская группа выходцев из кавказских республик, один из которых, Аслан Черкесов, четырежды выстрелил в Егора. Егор погиб на месте. Остальные ребята выжили чудом, на их внешний вид сейчас больно смотреть: сильнейшие черепно-мозговые травмы, все они также были расстреляны из травматического оружия.

Бандитскую группу арестовали по горячим следам, но они, как обычно, особо и не прятались. Ведь их диаспора, их родители уже совсем скоро пришлют адвокатов, а в отделение милиции последуют звонки от высокопоставленных людей. Через некоторое время от всей группы, которая наносила увечья русским ребятам и убивала Егора Свиридова, останется только один – тот, кто нажимал на курок пистолета. Остальные были отпущены под подписку о невыезде – они же не представляют обществу угрозы, они только, осознавая свою безнаказанность, способны на убийство. Логики и здравого смысла в этих действиях правоохранительных органов найти невозможно. Как и в случае с убийством другого московского фаната, Юры Волкова (о чем я также писал в колонке), часть группы, участвовавших в убийстве, была отпущена под подписку о невыезде – и люди мгновенно растворились в СКФО, где найти кого-либо невозможно. Аналогичная ситуация возникла и сейчас – другие участники драки, в которой погиб Егор Свиридов, давно уже уехали в СКФО. Их на скамейке подсудимых мы, скорее всего, уже не увидим. Что касается Аслана Черкесова, то его нахождение в данную минуту в статусе арестованного полностью обосновывается активным поведением «русской диаспоры» - футбольных болельщиков.

7 декабря на сайтах авторитетных фанатских объединений появились призывы прийти к Головинской прокуратуре города Москвы и выразить протест против вялого расследования убийства, и вообще – против участившихся этнических столкновений, в которых выходцы их кавказских республик постоянно уносят чьи-то жизни. В 19-00 к зданию прокуратуры подойти было уже невозможно: около 2 тысяч фанатов и русских националистов окружили здание и скандировали «Кавказцы убивают, власти покрывают!», «Русские, вперед!»  и другие лозунги. После чего, эта группа прошла к Ленинградскому проспекту, который был рядом, и перекрыла его на полчаса. Ни ОМОН, ни простая милиция, не были готовы к такому развитию событий. У них даже не было сил, чтобы что-то противопоставить неплохо организованным группам людей, которых объединяют общие интересы, общие взгляды и система ценностей, в конце концов. Небольшой отряд ОМОНа шел около группы демонстрантов, не переходя ни к каким активным действиям. А спикеры от милиции, в первую очередь, командир московского ОМОНа генерал Вячеслав Хаустов, смогли найти силы и вживую пообщаться с фанатами, уговорить их освободить дорогу. Общение как такового не состоялось, Хаустов не смог найти ответы на вопросы, которые начинались со слова «почему?». Почему кавказцы убивают людей и уходят от ответственности? Почему в Москве столь напряженная межнациональная и межрелигиозная обстановка? Почему власти ловят русских националистов и фанатов, а кавказцам и их диаспорам допускается все? Ответов у генерала не было, но в глазах хотя бы было сочувствие, поэтому Ленинградский проспект все-таки двинулся.

8 декабря. Словакия, город Жилина, футбольный стадион. На поле играют две команды в рамках отборочного турнира Лиги Чемпионов. На фанатском секторе москвичей появляется баннер в память об убитом Егоре Свиридове, после чего начинается протест – дымовые шашки, петарды, скандирование лозунгов. По-другому фанаты себя повести просто не могли. Егор в этот вечер должен был быть с ними на матче, болеть и поддерживать свою команду. Но его не было на матче, он был убит. Поэтому протестная акция была неизбежна – мы же помним, что футбольные фанаты – это русская диаспора, а не сборище людей, которым друг на друга плевать. Матч в итоге не был сорван. Его приостановили на полчаса – как и днем ранее Ленинградский проспект в Москве. И игра, и проспект были только приостановлены, а потом пошло все своим чередом: Ленинградский проспект поехал, игра была доиграна до конца. А жизнь у человека была остановлена навсегда.

Протестные акции и акции памяти будут продолжены. Уже 11 декабря состоится очередная акция. Они все будут носить мирный характер. Мы – люди цивилизованные, терпеливые, даже чересчур, но своего будем добиваться. Для начала независимого расследования убийств Юры Волкова, Егора Свиридова, а потом нужно будет зрить в корень – решать необходимо глобальные проблемы: преступный беспредел выходцев из СКФО, декриминализация и разоружение этнических диаспор. Ведь это задачи, которые способно решать только настоящее гражданское общество, а те, кто перекрывал Ленинградку и приостанавливал футбольный матч – и есть это общество.