Главное сегодня

12/12/2019 ВСЕ НОВОСТИ
29.01.12 14:10
| Просмотров: 430 |

Хоплофильский балаган (ФОТО)

Марина Кириллова
фото: Валентин Егоршин

Тема легализации короткоствольного огнестрельного оружия обсуждается в России последние лет десять – в Интернете, в прессе, на кухнях и в публичных дискуссиях. И всегда вызывает споры – жаркие, но бесплодные. Не стали исключением и дебаты, прошедшие 25 января в баре «EGO». Организатором встречи стала общественная организация «Либертарианская Альтернатива», партнером-соорганизатором выступило молодёжное движение «Оборона».

«Гвоздём» дебатов стала встреча давних оппонентов – писателя Александра Никонова, автора книги «Здравствуй, оружие», никогда не упускающего случая высказать своё мнение о необходимости легалайза короткоствола, и Ирины Рахмани сопредседателя Содружества Территориальных общих и объединений, известной своей яростной борьбой с идеей легализации оружия. Эти двое уже не раз схлестывались на страницах «Живого Журнала», и вот, наконец, юзер a-nikonov и юзер irvara сошлись вживую.

Другие двое участников дебатов – Александр Богатырев и Александр Шилович личных счётов не имели, однако позицию занимали вполне определённую. Богатырёв занимается созданием организации «Право на оружие», которая, по его мнению, «сможет объединить сторонников безопасного общества». Шилович, член коммунистической партии, пояснил, что в сегодняшней сложной экономической, социальной и т.д. обстановке легализовывать короткоствол никак нельзя, а вот после того, как будут изведены на корню фальсификации на выборах, национализированы недра и предприятия и построено идеальное общество, к этому вопросу можно вернуться.

Ведущие также с самого начала пообещали не быть беспристрастными. Дмитрий Чижевский («Либертарианская Альтернатива»), как сторонник легализации, задавал вопросы его противникам, Мария Говорова (РМД «Оборона»), придерживающаяся ровно противоположных взглядов, адресовалась преимущественно к «хоплофилам».

Кстати, это словечко принесла в зал Ирина Рахмани, пояснившая, что ничего обидного в нём нет: «хоплос» – оружие», «филиа» – любовь, стремление к чему-либо. «А вот нас называют хоплофобами совершенно напрасно! – сразу двинула Ирина Валентиновна в наступление. – Не обязательно чего-то бояться, иметь фобию, чтобы считать, что это неправильно!» Затем сообщила, что по одному из своих образований она «системщик», а потому пообещала системно доказать пагубность легализации короткоствольного оружия. С системностью, однако, не получилось. Ирина Валентиновна потрясала устрашающим количеством подготовленных бумаг, содержавших, вероятно, неопровержимые и системные доказательства её точки зрения. Кое-что ей удалось показать на экране. В частности, карты, наглядно демонстрировавшие, что количество преступлений в странах с легализованным короткостволом выше, чем в странах, где такового нет. При этом Рахмани патетически вопрошала: «Так почему мы должны брать пример с небольшого количества стран, где есть легальное оружие и преступность выше, а не с тех, где его нет и преступность ниже?» Возражения, суть которых состояла в том, что легальное оружие и преступность связаны друг с другом мало, а вот плотность населения и другие факторы имеют большое значение, отметались ею без пояснений. Впрочем, по преимуществу до публики доходили эмоциональные выпады в адрес «хоплофилов» и уверения: «Вот здесь у меня всё есть, все наглядные доказательства!» На этот поток эмоций уходила большая часть времени, отведённая Ирине Рахмани под выступления, и слово вновь оказывалось у её оппонентов. А жаль – судя по блогу Ирины Валентиновны, ей действительно есть чем поделиться.

У Александра Никонова тоже было немало «домашних заготовок». Однако ритм дискуссии не слишком располагал к вдумчивому рассматриванию диаграмм и статистических данных, скорее – к жонглированию образами, метафорами и парадоксам. Естественно, на этом поле писатель чувствовал себя как дома. Его основной месседж заключался в следующем: «Оружие надо разрешить потому что нет ни одной причины его запрещать.». Среди аргументов «за» основным было традиционное «преступник десять раз подумает, нужно ли нападать на того, у кого может быть оружие» и «преступления не совершаются из зарегистрированных стволов, а у преступников уже есть нелегальное оружие».

Наиболее конструктивно смотрелась позиция Александра Богатырева, который с самого начала попытался уточить терминологию, поясняя, что он выступает не просто за абстрактную «легализацию», а за право скрытого ношения короткоствольного оружия в общественных местах. При этом он предлагал довольно внятную систему ограничений данного права, да и вообще на фоне «звёзд» выглядел весьма адекватным, но, увы, недостаточно ярким. Александр Шилович, бывший военный врач, апеллировавший по преимуществу к хрупкости человека и необходимости относиться к нему бережно, и вовсе, кажется, не был услышан. Рахмани и Никонов, не сумевшие договориться даже о предмете спора (так Ирина сразу сообщила, что выступает именно против оружия в общественных местах, на что Александр рассказал, что количество ограблений домов снижается там, где разрешен короткоствол), стягивали на себя все внимание публики.

Вообще, дискуссией эту встречу можно назвать лишь с натяжкой: сосредоточенные на своих спичах, ключевые фигуры дебатов мало интересовались мнением оппонентов и вопросы друг другу задавали по преимуществу риторические, на которые сами же и стремились ответить.

Зато все время, пока участники представляли свои позиции и обменивались «любезностями», буквально рвались в бой зрители. Так сложилось исторически, что хотя сторонников легализации короткоствола в обществе меньше, отстаивают они свои интересы гораздо активнее, чем противники. Вот и в этот раз зал бара «EGO» был заполнен желающими доказать, что право на оружие неотъемлемо от прав свободного человека и жизненно необходимо.

Любимым вопросом девушек из публики было адресованное Ирине Рахмани: «Если на меня нападают, хотят изнасиловать, как я должна обороняться?!» Попытки Ирины Валентиновны продемонстрировать, свидетельствующую о том, что в штатах, где короткоствол разрешен на 100 тыс населения приходится 92 случая изнасилования, в то время, как у нас – 4, оказались неэффективны. Барышни по-прежнему вопрошали «чем защититься?», не желая внимать увещеваниям вроде: «Если у насильника будет пистолет, вам будет защититься ещё сложнее».

Не впечатлило зрителей и выступление Игоря Михайлова, бывшего омбудсмена Санкт-Петербурга, выступившего в качестве эксперта и со знанием дела сообщившего, что у 90% присутствующих нет никаких шансов выхватить пистолет в случае нападения на них, так как для этого нужна серьезная подготовка.

Зато сторонники легалайза посчитали, что их полку если и не прибыло, то вот-вот прибудет, когда Александр Шилович в ответ на вопрос «Вы предпочтёте, чтобы вас несли четверо или судили двенадцать?», помявшись, ответил: «Второе». Возражения Ирины Рахмани, обещавшей с цифрами на руках доказать, насколько более вероятно оказаться тем, кого несут, в случае легализации короткостволов, вновь потонули в эмоциях – как её оппонентов, так и самой Ирины Валентиновны.

Если бы дебаты, прошедшие в баре «EGO», судили зрители, победа, несомненно, досталась бы «хоплофилам». Причем еще до начала разговора. И по причине уже упоминавшейся традиционной активности сторонников легалайза, и потому, что противники не были достаточно убедительны, упуская очевидные аргументы и пытаясь оперировать факторами, сложными для осмысления «на ходу». А если ещё добавить манеру обеих сторон отстаивать свою точку зрения репликами вроде «Ваша статистика – ложь!» - «Нет, это ваша статистика – ложь!», то остаётся только порадоваться, что от исхода этих дебатов ничего не зависит.