Главное сегодня

01/04/2020 ВСЕ НОВОСТИ
31.05.10 12:30
| Просмотров: 65 |

Материнство со знаком «+»

Анастасия Маринина

В конце 2009 года было официально зарегистрировано более полумилиона ВИЧ-инфицированных россиян. Реальную цифру назвать невозможно, - не все инфицированные знают о своем статусе. Особое беспокойство вызывает тот факт, что эпидемия ВИЧ-инфекции в России приобретает «женское лицо» - за последние 8 лет доля женщин среди инфицированных увеличилась на 20%. До 1994 года каждый четвертый ребенок, родившийся от матери с положительным ВИЧ-статусом также становился инфицированным. Но сегодня шансы родить здорового ребенка значительно возросли.

Положительный ВИЧ-статус – звучит как приговор, но далеко не все инфицированные хотят чувствовать себя осужденными неясно кем и не совсем понятно за что. Если мы говорим о современном социальном портрете ВИЧ-инфицированного, то чаще всего нам представляется некий асоциальный тип – наркоман, алкоголик, маргинал. Действительно, люди ведущие подобный образ жизни гораздо больше подвержены риску заражения, и они составляют большинство зараженных. Но никто не застрахован от случая – когда врач по ошибке переливает непроверенную кровь, когда тату-мастер экономии ради дважды использует иглы, когда после ссоры ваш партнер совершил «ужасную ошибку», о которой после примирения решил вас не осведомлять. ВИЧ- инфицированному человеку хочется жить, и хотя априори, теперь его жизнь будет отличаться от жизни большинства, мечты о семье, детях появляются в голове независимо от ВИЧ-статуса.

В прошлом году 9800 детей родилось от ВИЧ- инфицированных матерей, причем этот показатель рождаемости увеличивается ежегодно на 10%. При соблюдении всех мер безопасности, своевременной антиретровирусной профилактики шанс родить ВИЧ -отрицательного малыша свыше 90%.

«Уровень передачи ВИЧ-инфекции от матери –ребенку составляет в России 6-8%, в США, Франции – 2-3%», - говорит Евгений Воронин, руководитель Научно-практического Центра Минсоцздравразвития по оказанию помощи беременным и детям с ВИЧ-инфекцией, - это хороший показатель. До 1994 года каждый четвертый ребенок, родившийся от ВИЧ-инфицированной матери так же становился инфицированным. В 1998 году начали применять комбинированную противоретровирусную профилактику и показатели снизились.

Результаты России чуть хуже западных, это объясняется устаревшей схемой химеопрофилактики, кроме того, наша страна столкнулась с эпидемией позже, чем, скажем, США и сказывается нехватка личного опыта. Именно на принципах взаимопомощи, координации и преемственности будет строиться совместная работа американских и российских медиков в рамках проекта «Здоровый ребенок», стартующего в Ленинградской области. При консультативной поддержке специалистов Центра по контролю за заболеваемостью (США), будут применяться самые современные методы перинатальной профилактики. Цель нового проекта более чем серьезная – добиться ликвидации передачи ВИЧ-инфекции от матери к ребенку в Ленинградской области к 2012 году.

Как надеются в Научно-практическом Центре Минсоздравразвития по оказанию помощи беременным и детям с ВИЧ-инфекцией и Комитете по здравоохранению Ленинградской области, при поддержке которого осуществляется проект, полученный опыт может быть использован для изменения ситуации в целом по Российской Федерации.

Главная проблема, которая затрудняет осуществление перинатальной профилактики – нежелание встать на учет в женской консультации, при котором обязательно проверяется ВИЧ-статус, а если нет сведений, то нет и профилактики. Последствия решения не вставать на учет только в этом году – трое ВИЧ-инфицированных малышей, от которых уже в роддоме отказались их матери. И за каждым таким случаем – судьба ребенка.

Как считает Александр Окунев, председатель Комитета по здравоохранению Ленинградской области, - необходимо дать шанс ВИЧ-инфицированным женщинам познать счастье материнства, счастье иметь здорового ребенка.

Именно на это эти цели ориентирован проект «Здоровый ребенок» - персональное ведение каждого случая – от момента установления диагноза матери и наблюдения в ходе беременности, до снятия ребенка с учета по ВИЧ-инфекции.

Если рассматривать этот проект не только как социальную, но и экономическую меру, то очевидно, что всегда лучше предотвратить, чем лечить. Кроме того, никаких обязательств, кроме совместной методологии, объединения усилий и заимствования лучшего у участников проекта нет. Никаких грандиозных финансовых вливаний в проект не произойдет – используются те ресурсы, которые уже есть. Впрочем, в этом, наверное, еще один плюс программы, потому как правильно заметил заслуженный врач РФ Евгений Воронин, часто бывает так, что «Прекращается финансирование и прекращается проект», а значит, вряд ли программа будет на раз свернута из-за дефицита бюджетных средств.

В любом случае, есть проблема, которую не решит ни один проект – это проблема отношения. Трудности, с которыми сталкиваются ВИЧ-инфицированные в современном обществе могут преодолеть люди только действительно сильные духом. Возможно, поэтому многие опускают руки. Взять хотя бы устройство ребенка в детский сад. Даже в обычных условиях на учет надо вставать чуть ли не в первый день беременности. А если просачивается информация о ВИЧ-статусе родителя или ребенка? Рассказами о том, как не приняли, отказали, выставили за дверь - полнится любой Интернет-форум. За свои права борются немногие. Одно дело, когда о состоянии здоровья знают семья и друзья ВИЧ-инфицированного, и совсем другое – необходимость рассказывать о диагнозе посторонним людям, добиваясь прав, которые и так по идее гарантированы законом.

Федеральным законом прописан запрет на ограничение прав ВИЧ-инфицированных. А именно «не допускаются увольнения с работы, отказ в приеме на работу, отказ в приеме в образовательные учреждения и учреждения, оказывающие медицинскую помощь, а также ограничение иных прав и законных интересов ВИЧ-инфицированных на основании наличия у них ВИЧ-инфекции. ВИЧ-инфицированным детям нельзя отказывать в посещении школы и дошкольных учреждений, на том основании, что они ВИЧ-инфицированы, что является прямым нарушением их прав».

Как закон работает на практике? Сказать трудно. Часто люди предпочитают уйти, не привлекая лишнего внимания к себе и своему статусу, бояться огласки, не заявляют о нарушениях. И круг замыкается. Вряд ли нужно требовать смелости от инфицированных – их жизнь и так требует достаточно отваги...