Главное сегодня

20/02/2020 ВСЕ НОВОСТИ
27.02.11 04:55
| Просмотров: 301 |

Тюремная исповедь «Войны» (ФОТО)

Роман Бурый

Освобожденные участники арт-группы «Война» поделились своими тюремными впечатлениями и призвали всех менять свое сознание.

На этой неделе активисты арт-группы «Война» Олег Воротников и Леонид Николаев вышли на свободу. Благодаря материальной помощи английского стрит-арт художника Бэнкси, российские художники смогли внести за свое освобождение залог в 600 тыс. рублей. Однако это не означает, что все обвинения с них сняты. Судебный процесс продолжается. Напомним, активистов скандальной группы обвиняют в хулиганстве по статье 213 УК РФ, предусматривающей до 5 лет лишения свободы.

В субботу в петербургской галерее «ГЭЗ-21» на Пушкинской, 10 Олег Воротников и Леонид Николаев провели встречу со всеми, кто интересуется современным искусством и политическим активизмом, рассказав о своих впечатлениях от питерского СИЗО, объясняли арт-акции, много шутили с тюремным сленгом. Хотя основная функция тюрьмы, по мнению Воротникова, сломить волю человека, чувствовалось, что у «воинов» заметно прибавилось задора, смелости и куража для новых перформансов.

Художники сообщили, что бытовые условия в тюрьме были вполне приемлемы. «Оскорбительно хорошие. Они устроили мне просто дом отдыха», - сказал Леонид Николаев. Активист был в камере с деревянным полом, горячей водой, с хорошим стеклопакетом и «нормальной баландой и вежливым персоналом».

Николаев и Воротников сидели в разных камерах, по их выражению «на тюрьме». Надзиратели посчитали Николаева главным в группе и предоставили ему более льготные условия. Он сидел, в так называемой «бээшной хате», для своих. Воротникова поселили в большую камеру, где у него было больше возможностей общаться с «зеками».

«В камере спало потом шесть человек на полу, а последние два месяца я провел в Лениных условиях. И было скучно»,- пожаловался Воротников. Из бытовых неудобств Олег называл палящую лампу, которая мешает, если лежишь на «пальме», на верхней кровати в камере. Эту лампу периодически кто-нибудь ломал, потому что резко садилось зрение, но тогда имущество виновника и матрас выбрасывается в коридор, и весь день он должен там стоять, а потом спать без матраса на железных прутьях кровати. 90% людей в камере сидело с гепатитом и ВИЧ-инфекцией. «Им не оказывалась никакая помощь», - сказал Воротников.

По мнению художника, заключенные оказались «приятными в общении, умными людьми». В основном в камере сидели наркоманы. Воротников признался, что беседы с ними его занимали. «Всем зекам было понятно, чем занимается наша группа. И несколько зеков решили после выхода на свободу присоединиться к арт-группе», - похвастался Воротников. Художники их очень ждут.

Очень большую роль сыграла психологическая и общественная поддержка людей, которые сочувствовали «Войне». «Никому из других заключенных не приходило в один день по сорок девять открыток», - признался Олег Воротников. Новости они узнавали либо от своих адвокатов, которые им приносили распечатки статей, либо по слухам из «собачников»- специальных камер, где содержаться задержанные по разным делам до суда. Очень часто опера использовали такие камеры, чтобы распространять через других задержанных легенды. Так Воротников узнал, что кто-то пытался перевернуть автозак 14 января.

«Там было какое-то факельное шествие. А когда сотрудники пытались пресечь акцию, то все активисты убежали на знаменитую стройку около Лебедевского СИЗО»,- улыбаясь, рассказал Воротников. Вторая легенда связана с персонажем по имени Бэнкс, известного художника, который вызвался помочь активистам «Войны». По словам Воротникова, тюремщики подзуживали других зеков, чтобы те прессинговали Воротникова, у которого есть якобы $22 млн от Бэнкса. Зекам обещали проценты. Но на эти провокации «хитрые зеки», впрочем, не поддались.

После разных расспросов о тюремном быте активистов и историй про «малявы», «хаты» и «собачники», разговор на встрече в питерской галерее перешел на тему идентификации арт-группы: что такое «Война» - политическая организация или арт-проект?

Так как часто акции арт-группы имеют острый политический подтекст, активисты не стали отрицать своей мотивации «раскачать авторитарный режим». «Мы раскачиваем-раскачиваем, и действуем одним способом, кто-то другим. Все способы хороши. Нет смысла спорить, как действовать более эффективно. Мы работаем в интернет-среде, мы ставим перед собой задачу завести людей, сказать им, что не нужно ничего бояться, нужно действовать», - заявил Леонид Николаев. Последняя акция с перевертыванием милицейских машин, за которую Воротников и Николаев были арестованы, предполагала, что вдохновленные люди последуют примеру эпатажных художников.

По мнению активистов «Война», сейчас среди молодых людей нет вообще никакой разницы, кто правее, а кто левее. «Я всегда чувствовал солидарность со всеми. Когда сталкиваешься на «Стратегии-31» с омоновскими дубинками, там уже все равно», - считает Николаев. Если сейчас молодые люди не ломают ничего, то, по мнению Лени-Ебнутого, это произойдет, по-другому, не получится. «Стыдно смотреть, как мы живем – на эти условия, какая власть у нас. Терпеть – просто стыдно»,- заключил Николаев.

Не обошли стороной художники выдвижение скандальной акции напротив петербургского здания ФСБ на государственную премию «Инновация». «Если кто-то выдвинул работу на премию, то это его дело. Мы с государством не сотрудничаем», - отрезал Леонид Николаев. Воротников упомянул пикантную вещь: «если нам будет премия вручена, то нам ее придется получать из рук министра культуры». Работу, по мнению художника, можно повесить как репродукцию, как это делали кураторы выставок в двадцатые года, когда не было оригиналов. «Нас не надо даже спрашивать, нашим хуем могут пользоваться все», - заключил Олег Воротников.

Отметим, что в субботу «Инновация» исключили работу арт-группы «Война» «Член в плену у КГБ» из числа заявок, допущенных к участию в конкурсе.

«В соответствии с условиями конкурса заявители обязаны получить согласие всех авторов, заявленных на участие в конкурсе. Во всех зарегистрированных заявках, поданных на конкурс, заявители подтвердили, что получили согласие авторов, представляемых ими на участие в конкурсе. Однако, после опубликования списка номинантов конкурса, в который вошла работа арт-группы «Война» «Член в плену у КГБ», заявителями которой были члены экспертного совета конкурса Арсений Сергеев (Екатеринбург) и Евгений Уманский (Калининград), из публикаций ряда СМИ выяснилось, что никто из членов арт-группы «Война» не давал своего согласия на участие в конкурсе», - говорится на сайте Государственного центра современного искусства.