Главное сегодня

24/02/2020 ВСЕ НОВОСТИ
13.07.10 13:50
| Просмотров: 192 |

Киднеппинг по-фински

Екатерина Буркова

История непростых взаимоотношений русских граждан с социальными службами Финляндии периодически пополняется новыми сюжетами, главные герои которых по-прежнему родители, дети и представители органов опеки. Несколько громких дел, в результате которых в том или ином виде состоялось «изъятие» детей из семей, стали благодатной почвой для разговоров о процветании русофобии на территории страны Суоми. О том, что происходит со смешанными семьями в Финляндии, на пресс-конференции в «Росбалте» рассказали юрист-консультант Совета Соотечественников при партии социал-демократов г. Турку Ольга Чижик-Киннунен и непосредственная участница судебных разбирательств россиянка Инга Рантала.

Основным предметом обсуждения стал договор о защите прав детей в смешанных семьях – для разработки этого документа, призванного регулировать отношения между финскими властями и русскоязычными семьями, проживающими на территории Финляндии, планируется создание специальной комиссии, в состав которой будут входить представители обеих стран. По словам Ольги Чижик-Киннунен, необходимо, чтобы составлением договора занимались действительно высококвалифицированные специалисты как с нашей, так и с финской стороны, поскольку данная мера имеет первостепенное значение для последующего развития русско-финских отношений. Главные требования, предъявляемые к потенциальному документу – обеспечить равноправие русских и финских граждан и возможность для ребенка сохранять свой родной язык и свою культуру. В Финляндии проживает около пятидесяти тысяч русских, и «судя по тому, что происходит, многие из них нуждаются в поддержке юристов».

На данный момент на базе Совета Соотечественников действует «горячая линия» для русских граждан, с помощью которой семьи, попавшие в кризисную ситуацию, могут получить консультации экспертов. Координатором «горячей линии» стала Инга Рантала, объясняя это тем, что после скандального случая с ее сыном Робертом, она хочет помочь людям, оказавшимся в такой же тяжелой ситуации. В ближайшем будущем также предполагается открытие кризисного центра с целью содействия в сложных юридических вопросах, имеющих отношение к семейным проблемам.

Ольга Чижик-Киннунен отметила, что собирается привлечь к вышеупомянутой проблеме руководителей партий «Единая Россия» и «Справедливая Россия». Ведь ситуация действительно серьезная: за 3-4 последних года в Финляндии из семей забрали шестьдесят тысяч детей (естественно, речь идет не только о русских детях). Финские законы хороши – но они не соблюдаются самими же финнами. Инга Рантала и вовсе обвинила финские власти в «черном бизнесе на детях». Достаточно серьезное заявление, притом, что источники столь шокирующей информации озвучены не были и туманно охарактеризовались как «свои» - то есть не подлежащие разглашению.

Читайте также: Российско-финские семьи

Ущемление прав русских матерей в Финляндии – тема, которая вот уже несколько месяцев не сходит с экранов телевизоров и страниц газет. У нас – потому как финские законы запрещают распространять информацию о процессах, в которых замешены несовершеннолетние. В связи с тем, что шумные истории об отнятых детях освещались в одностороннем порядке, без каких-либо комментариев с финской стороны, в обществе заговорили о русофобии финнов и «антирусских» настроениях. Участники дискуссии в «Росбалте» тоже сделали акцент на том, что Финляндия стремится к ассимиляции, а не к интеграции. Но почему русские дети должны стать финнами?

В сущности говоря, ответ на этот вопрос лежит на поверхности – потому, что они живут на территории Финляндии, а не России. Хотим мы этого или нет, но, принимая решение о переезде в чужую страну, надо понимать, что с того момента, когда граница останется позади, жить придется по новым правилам. Конечно, в любом цивилизованном государстве на первом месте стоит закон, и Финляндия в этом смысле не исключение. Другое дело, что законы, которые подходят финнам, могут не подойти нам – разницу в менталитете нельзя скидывать со счетов. По этой же причине не стоит слепо копировать все системы, использующиеся другими странами, какими бы продвинутыми они ни казались. Та же финская ювенальная политика (хотя бы на примере семьи Рантала) в российском пространстве едва ли придется «ко двору», и ее принятие или непринятие – дело народного референдума, а не группы людей, которая считает «что так будет лучше».

Финны очень трепетно относятся к правам детей. По нашим меркам слишком трепетно: однократный шлепок может расцениваться как физическое насилие, в результате ребенка могут забрать из семьи – на первый раз временно, чтобы родители за это время успели пересмотреть свои методы воспитания. Насколько это хорошо для семьи в целом и для ребенка в частности – момент весьма неоднозначный. И если цифра в шестьдесят тысяч «изъятых» детей действительно объективна, то случаи с русскими матерями не стоит связывать с ростом русофобии: просто финский закон работает, не взирая на паспорт и гражданство.


Конфликты в русско-финских семьях

У россиянки Инги Рантала отобрали 7-летнего сына Роберта из-за того, что мама якобы шлепнула его. Врачи факта рукоприкладства не зафиксировали. Ребенок рассказал в школе, что родители могут забрать его в Россию, после чего семья попала под пристальное внимание органов опеки.

Римму Салонен обвинили в краже собственного ребенка, когда после развода с мужем она вернулась с сыном в Россию. Ее бывший муж Пааво Салонен выкрал маленького Антона и с помощью финского дипломата вывез мальчика из страны в багажнике дипломатической машины обратно в Финляндию.

Гулмиру Хейкинен суд лишил прав на опекунство своих детей и передал их ее бывшему мужу, который на данный момент является безработным. По словам матери в органах опеки ей так и не дали четких объяснений, на каком основании у нее забрали детей.

Валентина Путконен лишилась дочери в результате того, что не разрешила ребенку есть много конфет. По совету бывшего мужа Валентины девочка позвонила в органы социальной опеки, после чего было решено отдать ее на воспитание отцу.

У петербурженки Анастасии Пююконен забрали 8-месячную дочку в детский дом без решения суда. Перед этим Анастасия ушла от мужа, который впоследствии заявил местным властям, что жена хочет уехать с ребенком в Россию и его признали единоличным опекуном девочки.